Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Всем привет!

Зовут меня Татьяна, живу в славном городе Екатеринбурге.

Натюрморт с корзиной

Пришло время, пора обновить Верхний пост.

UPD от 30.08.2020

Журнал создан для отдыха в первую очередь, поэтому здесь в основном записи о добром, чистом и светлом. Здесь вы найдёте всё то, что мне интересно и на что откликнулась моя Душа. Дыбра мало, но он есть. Много истории, стихов, музыки, котиков...

Во взаимные друзья я добавляю, особенно в последнее время, людей, именно людей со своими мыслями и взглядами, которые могут и не совпадать с моими. В друзья могу добавить и пустой журнал, если хозяин такого журнала интересен в общении, и я ж понимаю, что не все люди могут и хотят писать. Это же касается и копипасты. Collapse )

Так что, добро пожаловать ко мне в журнал!


promo tvsher january 2, 2020 14:51 50
Buy for 20 tokens
Моему журналу пять лет. Маленький, но таки юбилей)) За эти годы ведение журнала вошло в привычку. День, когда не вышло ни одного поста.. ну не то, чтобы потерян, просто как-то получался незавершённным что ли. Так что и в этом году будут выходить посты, а вы, мои друзья и читатели, смотреть…

Из дневников: 22 июня 1941 года. Воскресенье

Двадцать второго июня,
Ровно в четыре часа
Киев бомбили,
Нам объявили,
Что началася война...

Борис Ковынев



10 дней до войны...
3 дня до войны...

Из дневника Ивана Савинкова. 38 лет. Во время ведения дневника - начальник цеха №9 завода им. Молотова. Свидетель блокады Ленинграда.
И вот 22 июня, когда меня трясла малярия, вдруг по радио сообщили — будет говорить В. М. Молотов.
МОЛОТОВ сообщил, что совершено совершенно подлое нападение на нашу родину.

Сделалось очень и очень скучно, не хотелось есть. Пропал сон. Мы не знаем, что значит война. Война — несчастье для народов. Пусть она успешна или не успешна, но она все едино несет несчастье простым людям, людям рабочим, красноармейцам и трудовой интеллигенции.
Collapse )




Накануне войны: 19 июня 1941г. Четверг



Жизнь, пока ещё мирная жизнь спрятана на страницах личных дневников. Открываешь их, начинаешь читать и, словно, заглядываешь в приоткрытую дверь...

10 дней до войны...

Из дневника Артура Страдиньша. 33 года. Латыш, айзсарг, бухгалтер. Арестован 14 июня 1941 года.
Я встретил Стрелникса. Поговорили о судьбе, которая постигла латышский народ. Я состриг волосы, чтобы, валяясь на нарах, не думать о прическе. Нас распределили по сто человек и расселили по баракам. В моей сотне старший — бывший голова Екабпилса, ветврач Эрмансон. В лагере отделения разгорожены колючей проволокой. Женщины помещены отдельно. Мы подходим к перегородке и разговариваем. Там из моей родной Саукской волости — заведующая молокоприемным пунктом в Лоне Яунземе Рита.
Видел жену министра госпожу Берзиню Беньяминго, родственницу сенатора Скудры Будревскую (сенатор Скудра — родом из Саукской области). Женщины занимают лишь один барак, их мало.

Одно отделение с офицерами активной службы, арестованными вместе с нами, отгорожено, Есть офицеры из Латвии и Эстонии. Их охраняют чрезвычайно строго.

Вижу среди них мастера конного спорта Земгалиса, лейтенанта второго полка Пуринына, старшего лейтенанта Видземского полка Роллиса Эдгара, у всех сняты знаки офицерского различия.

Нас кормят хорошо, два раза в день. В жестяных банках подают норму на десять человек, а старший из десяти делит на всех. Дают рыбу, свинину, гороховый суп, хлеба 700 грамм в день. Мы даже не съедаем все, к тому ж у многих имелись с собой продукты.

На работу нас не посылали. Днем загорали, ходили в гости друг к другу. В бараках встречали знакомых и просто знакомились. Министр просвещения Аушкапс ходил в спортивных трусиках и загорал. Веукалнс спокойно гулял, казалось, думал о прошлом, когда на демонстрациях в Риге славил Советскую власть, как хорошо будет рабочим, и за что теперь находится в лагере. Финкс ходил, обвязав голову полотенцем. Он даже выходил из барака в таком виде, К нему подходили любопытные, которые хотели знать, сколько времени продлится жизнь в заключении. Финке был немногословен. Одним заключение предсказывал долгое, другим — совсем короткое. И верно, осенью жизнь в лагере стала тяжелой, и началось большое движение в мир иной, так что лагерный срок для многих закончился.
Collapse )

До конца мирной жизни осталось всего 2 дня...
#этолето




Дневник Аверичевой Софьи Петровны: январь 1944

[1941]
июнь 1941
июль и август 1941
сентябрь и октябрь 1941
ноябрь и декабрь 1941


[1942]
январь, февраль и апрель 1942
май и июнь 1942
июль 1942 часть 1
июль 1942 часть 2
июль 1942 часть 3
август 1942 часть 1
август 1942 часть 2
сентябрь 1942 часть 1
сентябрь 1942 часть 2
сентябрь 1942 часть 3
сентябрь 1942 часть 4
октябрь 1942 часть 1
октябрь 1942 часть 2
ноябрь 1942 часть 1
ноябрь 1942 часть 2
декабрь 1942

[1943]январь 1943
февраль 1943
март 1943 часть 1
март 1943 часть 2
апрель 1943
май 1943
июнь 1943
июль 1943
август 1943
сентябрь 1943
октябрь 1943
ноябрь и декабрь 1943


0086bed2b5988f722a64e091046e21f1.jpg

5 января. Вместе с нами идет в наступление 1944 год! Прости меня, мой дорогой дневничок! Не писала целую вечность, потому что не было никакой возможности. Кавалерийские части внезапной атакой, прорвав оборону противника, стремительно гонят немцев на запад. Идут ожесточенные бои.

25 января. Метет пурга. Дорогу заносит снегом. Мимо искалеченных сел и деревень дивизия без отдыха спешит вперед и вперед. Кругом огненное море. От разрывов снарядов и мин, от яростной бомбежки авиации земля ходит ходуном. В такой обстановке, прямо на марше, полк принял новое пополнение. В роту к нам пришли молодые, совсем не обстрелянные солдаты. При каждом артналете они готовы броситься куда угодно, упасть, зарыться в землю. Мы их подбадриваем, да и, глядя на нас, они помаленьку успокаиваются.
А темп марша настолько быстр, что мы почти бежим. То и дело слышится: «Подтянуться!.. Подтянуться!..»

Мы провели партсобрание роты, летучку.
— Положение сложное! — сказал командир роты Пытайло. Прямо с марша нас бросают в бой. Попасть необстрелянному солдату сразу в этот ад кромешный — немудрено и трусом оказаться! Да и нам, коммунистам, трудно вести людей в бой, когда мы не знаем, на что способны наши новые бойцы!

Постановили: прикрепить к каждому члену партии по два-три вновь прибывших солдата. Быстро, не нарушая движения колонны, рота перестроилась так, что рядом с каждым большевиком, опытным автоматчиком, идут молодые солдаты. Мы должны передать им свои знания, воспитывать их в духе боевых традиций нашей роты. Collapse )




Дневник Аверичевой Софьи Петровны: ноябрь и декабрь 1943

[1941]
июнь 1941
июль и август 1941
сентябрь и октябрь 1941
ноябрь и декабрь 1941


[1942]
январь, февраль и апрель 1942
май и июнь 1942
июль 1942 часть 1
июль 1942 часть 2
июль 1942 часть 3
август 1942 часть 1
август 1942 часть 2
сентябрь 1942 часть 1
сентябрь 1942 часть 2
сентябрь 1942 часть 3
сентябрь 1942 часть 4
октябрь 1942 часть 1
октябрь 1942 часть 2
ноябрь 1942 часть 1
ноябрь 1942 часть 2
декабрь 1942

[1943]январь 1943
февраль 1943
март 1943 часть 1
март 1943 часть 2
апрель 1943
май 1943
июнь 1943
июль 1943
август 1943
сентябрь 1943
октябрь 1943


0086bed2b5988f722a64e091046e21f1.jpg

1 ноября. Повеяло зимой. Запорошило землю мелким снегом. В глубоких фрицевских траншеях, ожидая новых контратак, под взрывами снарядов уплетаем горячий, наваристый суп. Молодец наш Никифорыч! Искусный повар. Ухитряется даже пирожки (очень вкусные — с картошкой, с перцем!) доставить нам в траншеи.
В первом батальоне уже началось. Скоро, видно, и к нам полезут бандюги. Пальба идет отчаянная! Я слышу шум моторов, лязг гусениц. Значит, немцы бросили в контратаку танки. Бойцы, те, кто уже пообедал, еще раз проверяют диски автоматов, готовят противотанковые гранаты. В глубине нашей обороны летят немецкие самолеты. Зенитки встретили их плотным огнем. Навстречу фашистам взвились наши «ястребки». Идет воздушный бой. Рядом со мною стоит младший лейтенант Лозовой и командир роты Пытайло. «Вот если бы подбитый немец упал здесь, около нас! — мечтают они вслух. — Солидный был бы «язык»!»

Один стервятник уже сгорел и камнем упал где-то в нашем тылу. Ого! Загорелся другой. С огненным хвостом летит в нашу сторону.

Пока все. Допишу потом!.. Collapse )



Дневник Аверичевой Софьи Петровны: октябрь 1943

[1941]
июнь 1941
июль и август 1941
сентябрь и октябрь 1941
ноябрь и декабрь 1941


[1942]
январь, февраль и апрель 1942
май и июнь 1942
июль 1942 часть 1
июль 1942 часть 2
июль 1942 часть 3
август 1942 часть 1
август 1942 часть 2
сентябрь 1942 часть 1
сентябрь 1942 часть 2
сентябрь 1942 часть 3
сентябрь 1942 часть 4
октябрь 1942 часть 1
октябрь 1942 часть 2
ноябрь 1942 часть 1
ноябрь 1942 часть 2
декабрь 1942

[1943]январь 1943
февраль 1943
март 1943 часть 1
март 1943 часть 2
апрель 1943
май 1943
июнь 1943
июль 1943
август 1943
сентябрь 1943


0086bed2b5988f722a64e091046e21f1.jpg

1 октября. Я — часовой, неприкосновенное лицо. Самое трудное в армии, к чему я до сих пор не могу привыкнуть, это — посты. Вот и сейчас я забылась и стала напевать. Вышел из землянки ПНШ-1 Борисов: «На посту нипеть, ни разговаривать нельзя!»
Спустя десять минут я села на бревнышко и пишу, пока никто не видит.

А настроение у меня хорошее. Совсем недалеко до фронта. Скоро кончатся наши посты возле землянок.

Уже слышен артиллерийский гул. 83-й корпус 4-й Ударной Армии, в состав которой мы входим, прикрывает правый фланг фронта. Не сегодня, так завтра наша дивизия пойдет в наступление. Прямо с марша — в бой!

6 октября. Время мчится. Дел уйма. Мы идем к фронту Я успеваю делать свои записи только вкратце. Утром мы прибыли под д. Гниловатку. Здесь очень много войск. Мы никогда столько не видели. Каждый кустик занят. В десять часов утра началось наступление наших войск на город Невель.
Мы лежим под соснами на высокой круче в ожидании приказа, а внизу по большаку мощным потоком идут, грохоча, танки всех размеров. На танках автоматчики, вероятно десантники. Мы машем им руками, подходим близко, заглядываем в башни и окошечки танкистов. Встречаемся взглядами, весело киваем друг другу. Многие из этих ребят не вернутся к своим матерям и невестам. Может, это последние их улыбки. Но за ними останется освобожденная наша земля, наша Родина, которая на своих знаменах напишет их имена. Collapse )




Дневник Аверичевой Софьи Петровны: сентябрь 1943

[1941]
июнь 1941
июль и август 1941
сентябрь и октябрь 1941
ноябрь и декабрь 1941


[1942]
январь, февраль и апрель 1942
май и июнь 1942
июль 1942 часть 1
июль 1942 часть 2
июль 1942 часть 3
август 1942 часть 1
август 1942 часть 2
сентябрь 1942 часть 1
сентябрь 1942 часть 2
сентябрь 1942 часть 3
сентябрь 1942 часть 4
октябрь 1942 часть 1
октябрь 1942 часть 2
ноябрь 1942 часть 1
ноябрь 1942 часть 2
декабрь 1942

[1943]январь 1943
февраль 1943
март 1943 часть 1
март 1943 часть 2
апрель 1943
май 1943
июнь 1943
июль 1943
август 1943


0086bed2b5988f722a64e091046e21f1.jpg

5 сентября. Мы по-прежнему во втором эшелоне. Сегодня ночевала у девочек в медсанбате. В двенадцать ночи их подняли. Начался поток раненых из полка. В шесть утра сбегала домой, в роту. Хлопцы еще спят. Вернулась в санбат, пошла в операционную, надела халат, белую косынку. Хотелось помочь медикам, которые от усталости едва держались на ногах. Но из этого мало что получилось. Я металась от одного раненого к другому. Просят воды — бегу. Надо поддержать кого-нибудь — бросаюсь туда. Стонет — стараюсь успокоить. Хирурги действуют, как на поле боя. Сердце мое сжимается, закрываю глаза, когда летит в таз чья-то рука или нога.
Пришла домой, трещит голова. В ушах звук пилы по костям. В роте бойцы пишут надгробные дощечки. Анистратову, Сизову, Черемухину, Повалихину, Золотову. Они похоронены в деревне Разогреевой.

Не могу быть дома, не могу сидеть на месте. Взяла лошадь в конной разведке и поехала в санчасть. В овраге, около землянок, Тося Мишуто чистит картофель. Увидела меня, обрадовалась. «Тосик, как живешь?» — «Дюже гарно! Слезай с коня, посиди со мной немножко». Смотрю на нее и не могу оторваться. До чего же она похорошела! Ее толстые пушистые косы красиво уложены на голове, глаза сияют. «Что это с тобой, Тосик? Тебя не узнаешь». — «Ой, Софья! Полюбила я...» Collapse )



Дневник Аверичевой Софьи Петровны: август 1943

[1941]
июнь 1941
июль и август 1941
сентябрь и октябрь 1941
ноябрь и декабрь 1941


[1942]
январь, февраль и апрель 1942
май и июнь 1942
июль 1942 часть 1
июль 1942 часть 2
июль 1942 часть 3
август 1942 часть 1
август 1942 часть 2
сентябрь 1942 часть 1
сентябрь 1942 часть 2
сентябрь 1942 часть 3
сентябрь 1942 часть 4
октябрь 1942 часть 1
октябрь 1942 часть 2
ноябрь 1942 часть 1
ноябрь 1942 часть 2
декабрь 1942

[1943]январь 1943
февраль 1943
март 1943 часть 1
март 1943 часть 2
апрель 1943
май 1943
июнь 1943
июль 1943


a82b1b4545fd.jpg

8 августа. У гитлеровцев в обороне оживление. Что это? Прибытие новых войск? Подготовка к наступлению, передислокация или это игра, чтоб нас обмануть?
Уже который день мы ведем наблюдение. Строим планы, как нам пробраться через укрепления противника, пройти к ним в тыл. Иногда мы так размечтаемся, что простой рядовой «язык» нам уже не нужен. Генерала подавай! Да еще с планшетом! А в нем оперативные планы и карты.

В стереотрубу видим ряды проволочного заграждения. Они идут вдоль обороны противника, прерываются около лощины. А лощина глубокая, длинная — ведет к самой обороне немцев и, видимо, не простреливается. Пулеметы с правого и левого флангов, пожалуй, не возьмут ее. Она конечно же заминирована, но наши саперы обещают провести нас по лощине. Итак, лощина — единственная возможность для осуществления нашего плана.

Мы подобрали восемь автоматчиков-добровольцев. ПНШ разведки полка капитан (уже капитан!) Анистратов доложил подполковнику Озерскому о наших замыслах. Командир полка вызывает нашу восьмерку к себе на КП.

— Что ж, инициативу одобряю! — сказал подполковник. — Но в тыл к немцам отпустить вас не могу, не время. Да на нашем участке фронта сейчас и не пройти. Надо реально смотреть на вещи. Не могу я зря рисковать своими бойцами, а вот взять «языка» с линии обороны — это сейчас наиважнейшая задача всего полка. Ясно? Действуйте! Collapse )



Дневник Аверичевой Софьи Петровны: июль 1943

[1941]
июнь 1941
июль и август 1941
сентябрь и октябрь 1941
ноябрь и декабрь 1941


[1942]
январь, февраль и апрель 1942
май и июнь 1942
июль 1942 часть 1
июль 1942 часть 2
июль 1942 часть 3
август 1942 часть 1
август 1942 часть 2
сентябрь 1942 часть 1
сентябрь 1942 часть 2
сентябрь 1942 часть 3
сентябрь 1942 часть 4
октябрь 1942 часть 1
октябрь 1942 часть 2
ноябрь 1942 часть 1
ноябрь 1942 часть 2
декабрь 1942

[1943]январь 1943
февраль 1943
март 1943 часть 1
март 1943 часть 2
апрель 1943
май 1943
июнь 1943


a82b1b4545fd.jpg

20 июля. Нет давно писем от родных. Отчего они упорно молчат? Что с ними? Не случилось ли что-нибудь нехорошее?.. Жив ли Лорш? А Людмилка хоть и редко пишет, но как согревают ее письма!

22 июля. Нам вручали правительственные награды за операцию под деревней Сидибо-Никольской. Командир полка Озерский так расчувствовался, что после ордена Красного Знамени передал мне собственный кинжал с перламутровыми накладками на рукоятке и ножнах. Потом он горячо говорил о том, как верит нам, бойцам-автоматчикам, и как надеется на нас командование полка. Мне кажется, я всю жизнь буду в долгу перед нашей Родиной и партией. Мы теперь только и думаем, чем и как оправдать это огромное доверие.
Вот уже который день стоит отчаянная жара, а мы свое дело продолжаем.

Долгим наблюдением установили, что у гитлеровцев днем, особенно в середине дня, оборона ослабевает. Collapse )




Дневник Аверичевой Софьи Петровны: июнь 1943

[1941]
июнь 1941
июль и август 1941
сентябрь и октябрь 1941
ноябрь и декабрь 1941


[1942]
январь, февраль и апрель 1942
май и июнь 1942
июль 1942 часть 1
июль 1942 часть 2
июль 1942 часть 3
август 1942 часть 1
август 1942 часть 2
сентябрь 1942 часть 1
сентябрь 1942 часть 2
сентябрь 1942 часть 3
сентябрь 1942 часть 4
октябрь 1942 часть 1
октябрь 1942 часть 2
ноябрь 1942 часть 1
ноябрь 1942 часть 2
декабрь 1942

[1943]январь 1943
февраль 1943
март 1943 часть 1
март 1943 часть 2
апрель 1943
май 1943


a82b1b4545fd.jpg

4 июня. Завтра я ухожу домой, домой в свою роту! Когда я попросила выписать меня из госпиталя, наш «главный» ужасно рассердился: «Партизанщина!» Изо дня в день я убеждала его, что в роте мне будет спокойнее, что на перевязки я смогу ходить в санчасть. На задание сразу не пойду. Я уже смертельно ему надоела. В конце концов с возгласом «Я слагаю с себя ответственность!» он взял с меня подписку, что я выписываюсь по собственному требованию и госпиталь за последствия не отвечает.
На прощанье написала в стенгазету заметку, в которой благодарила моих исцелителей — врачей, сестер, нянюшек, особенно дорогого Михаила Григорьевича.

До сих пор я никому не говорила о своей гражданской профессии. Не знаю почему, но, мне кажется, сказать о себе «я — актриса» как-то неудобно, очень уж это громко и ко многому обязывает. А тут концерт. Я взглянула на лица раненых солдат, на людей в белых халатах, сидящих в зале, и не могла сдержать себя. Вышла на сцену и сама попросила разрешения выступить. В ответ — аплодисменты. Я читала Суркова и Симонова. «Пехотинец», «Жди меня», «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины»... Долго не отпускали меня со сцены. Аплодировали вовсю, особенно за поэму Суркова «Думы солдатки» и за симоновскую «Майор привез мальчишку на лафете».

Вместе со всеми аплодировал и улыбался мне Михаил Григорьевич. Значит, он все понял и не сердится. После концерта девочки-медсестры окружили меня, я даже расцеловалась со всеми.

Завтра рано утром я отправляюсь домой. Collapse )