Татьяна (tvsher) wrote,
Татьяна
tvsher

Category:

Мартин Штеглих: Дневник (февраль 1942)

начало
[1941 год]июнь 1941
июль 1941
август 1941
сентябрь 1941
октябрь 1941
ноябрь 1941
декабрь 1941

[1942 год]январь 1942




1 февраля. Воскресенье, 6:30 утра.Линье. Уже с 5:00 мы с «Пингвином» на ногах и обошли нашу передовую.
Позавчера было выступление фюрера. Некоторые куски его речи мы отлично расслышали, но потом в аппарате пошли сплошные помехи. Роммель, похоже, знатно всполошил этих томми.

Вчера у меня были саперы, начали устанавливать мины натяжного действия. Надеюсь, Советы взлетят тут под небеса!

Пишу сегодня в дневник только потому, что пошел второй месяц 1942 года, сегодня воскресенье и скоро, пожалуй, наступит «кульминация» русской зимы. Ну, а потом… о горе этим красным!

2 февраля. Линье. Сегодня вечером русская авиация весьма активна. Бомбят окрестности Молвотиц. Оттуда доносится и шум боя. Сегодня около полудня эти сволочи открыли и по нам огонь из артиллерии. Стреляют только крупнокалиберными и с большими паузами. Свинство! Пока всё без каких-либо неприятных последствий, все снаряды падают рядом с деревней. Вчера же вечером, когда они вели огонь по Кушелево, убило одного и тяжело ранило еще двоих наших солдат.
Получили первые шерстяные вещи из пожертвований. В любом случае, это большой успех, если учитывать, с какими сложностями идет снабжение нашего участка. Ясно одно — никто не рассчитывал вести войну зимой так долго. Будь у нас уже в октябре-ноябре правильное обмундирование — многим из нас удалось бы сохранить свои кости целыми.

Находившийся под моей командой стрелковый взвод 2-й роты 48-го полка передан 6-й роте, поскольку 1-я рота 89-го полка выведена, а 2-я рота с нашего участка переведена в Вайно. В результате вся 3-я рота снова собралась вместе.

Вчера вечером был в батальоне. Играл в скат с капитаном Шарфом и Людеманном.

В роте есть ребята, за которых можно только порадоваться. Возьмем, к примеру, рядового ф. Г. Поначалу немного … (неразборчиво), и вдруг совершает подвиг. Получил Железный крест 2 класса и произведен в ефрейторы. Впрочем, много и других добросовестных и смелых парней. Но есть и халтурщики! И какие! Ярко выраженные моральные калеки. И дело не в том, что они не умеют — о, нет, они не хотят.

Эту публику приходится подгонять! Это вечные «попутчики» — те, кто во время атаки всегда старается держаться чуть позади, те, кто прибегают как раз в тот момент, когда передовые бойцы уже ворвались на позиции противника. Они всегда первыми бросаются выносить раненых, поэтому и убивают их реже. Эти люди неизменно руководствуются заповедью: «Блаженны те, кто глубоко в тылу, ведь однажды они снова увидят Родину».

По счастью, таких у нас немного. И в этом повинны те, кто занимается подготовкой резервистов в запасных батальонах. Они не уделяют должного внимания воспитанию морально-волевых качеств, ограничиваясь лишь рутинным обучением навыкам обращения с оружием.

4 февраля. Линье. Сидим с командирами взводов, болтаем. И вдруг приказ: «Обер-лейтенанту Штеглиху немедленно прибыть в батальон»! А там — на тебе, держи «дерьма в коробке»: русские большими силами атакуют наши передовые позиции вдоль главного шоссе и опорные пункты на участке фон Дуйсбурга. У 3-го батальона большие неприятности. Приказ: одной из рот в Линье быть готовой в любой момент сняться со своего участка и быть переброшенной на другой отрезок фронта.
Только что отдал все необходимые распоряжения. Все пришло в движение, постараемся добиться надлежащей готовности.

Сейчас, собственно говоря, совсем не так холодно. Ярко светит солнце, ночами ясно и видимость хорошая.

5 февраля. Линье. Ситуация с вчерашним происшествием прояснилась весьма скоро, еще вчера к вечеру, так что мы остались на своей прежней позиции. 3-й батальон отправлял командованию полка поистине «казацкие донесения», так что, действительно, не могло не сложиться ощущения, что у них там все «полыхает». И я, да и вся моя рота были рады, что все разрешилось как нельзя лучше.
Вечером у командира играл в «двойную голову», мы много болтали и травили всякие истории.

Подполковнику Кеглеру присвоено звание полковника, чему мы все очень рады.

Иваны, эти глупцы, теперь усиленно палят по нам крупнокалиберными. Прибыл унтер-офицер Фукс, но пока находится в нашем обозе. С ним прибыла и вся команда из Восточной Пруссии, ездившая забирать наше обмундирование, что мы оставили там, выступая в поход. Эти вещи пока находятся на станции Дно, хотя в нашем нынешнем положении они нам по сути и не нужны. Отпускники рассказывают забавные истории про так называемые «тыловые службы». В них давно пора навести порядок.

Похолодало, ночами светит луна. К сожалению, скоро снова новолуние. Это совсем не здорово из-за слишком хорошей видимости по ночам.

13 февраля. Демянск, командный пункт дивизии.
Долго размышлял, но потом все-таки доложил командиру. Он тут же написал запрос о предоставлении мне отпуска. Все разрешилось как нельзя лучше. Все сопроводительные бумаги уже у меня в кармане. Переночевав на командном пункте дивизии, утром следующего дня направился к нашим обозам в Ильину Гору. Оттуда на следующий день же вернулся в дивизию. И вдруг — «стоп»! Отъезд только по предварительному разрешению командира дивизии. Почему? Пока удалось переговорить только со 2-ым офицером генштаба. Ханс Пауль принял меня по-товарищески, да и все офицеры расположены ко мне с полным пониманием. И тем не менее отъезд постоянно переносится. Причина: полковник Кеглер вдруг в одночасье был отправлен в отпуск. Его будет замещать майор Штуппи, обладатель Рыцарского креста, из 32-й пехотной дивизии. Сам Кеглер написал рапорт, обжаловав этот отпуск. «Я не стану прикрываться мнимой болезнью» — вот что он сказал по этому поводу. Кеглер разругался с командующим дивизией полковником Хернекампом (которого в войсках не любят из-за полного отсутствия «пехотинской жилки»), как и с графом Брокдорфом, нашим генералом (по прозванию «граф-стоячий воротничок»). Последний же строго запретил отправлять в отпуск и меня и не подписал рапорт.

А теперь я должен пройти учебный курс в Берлине, и, по словам дивизионного адъютанта, мое в нем участие гарантировано на 100%. Я же отношусь к этому как-то скептически. Дата отъезда неизвестна. Что ж, сегодня поеду на командный пункт полка. Там и будет видно.

14 февраля. Пеньково. Стоит чудесная зимняя погода — ярко светит солнце, и сильных морозов нет.
2-й офицер генштаба приказал мне явиться в полк, ведь быть «пятым колесом в телеге» — это не для меня. И теперь у меня приказ из дивизии — ожидать вызова для участия в «курсе учебных фильмов» — так называется эта штука, что должна пройти в Берлине.

В моей роте все в порядке.

22 февраля. Штаб-квартира Главного командования сухопутных войск (управление генерал-инспектора пехоты), Лётцен. Необходимо рассказать обо всем по порядку, чтобы навсегда сохранить память об этом времени, наполненном испытаниями и впечатлениями, нахлынувшими на меня в таком количестве, как еще никогда прежде. Ведь я приехал сюда непосредственно с фронта и нахожусь здесь в совершенно ином окружении.
Собственно говоря, 16 февраля я собрался поехать в тыловые службы нашего полка, чтобы справиться там о моих делах. Пребывая в праздности, я находился в постоянном ожидании приказа об отправке в Германию.

Приказ пришел 15 февраля телеграммой из Главного командования сухопутных войск: «Обер-лейтенанту Штеглиху немедленно отбыть в распоряжение Генерального штаба сухопутных войск, управления генерал-инспектора пехоты. О прибытии доложить в штаб-квартире, там будут получены все дальнейшие инструкции».

И вот 16 февраля я на аэродроме. Сел в «Юнкерс-52», только что доставивший необходимое снаряжение, и вылетел в сторону Пскова. Венера взял с собой, мы заняли места у бортовых пулеметов. С нами на борту еще четверо тяжелораненых. В районе шоссе на Холм самолет попал под обстрел русских, и мы энергично отстреливались.

В Пскове я оказался около 12:00, ехать дальше возможности не было. Обратившись в курьерскую службу группы армий «Север», получил необходимую информацию: выезд 17 февраля в 7:15 в направлении Риги вместе с курьером. Мое пристанище в Пскове было очень скромным!

Следующим утром выехал мерседесом офицера курьерской службы в сторону Риги и прибыл туда в половине двенадцатого. Доложил о прибытии, отправив телеграмму на имя капитана Майснера.

Принял ванну и замечательно отобедал в приятной атмосфере офицерского казино. На вечер получил билет в ложу Главного командования войсками Вермахта на Восточном фронте. Давали «Дон Кихот». Рижский балет выше всяких похвал! Зрелище самого высокого уровня! Хочу еще раз подчеркнуть эту невероятную смену обстановки: фронт и Рига.

Эти парни из вольнонаемных оставляют неприятное впечатление. А уж форма на них — ничего не разберешь!

Следующим утром курьерским автобусом направился дальше в направлении штаб-квартиры. Ехали хорошо, остановившись в Тильзите на обед. Затем тронулись в дальнейший путь. Дорога осложнялась лишь снежными заносами. Чувствуется, что дома не хватает рабочих рук, чтобы вовремя справляться с этими заносами.

Около половины девятого вечера прибыл в штаб-квартиру и доложил капитану Майснеру. Поужинав с ним, рассказал о поставленных передо мной задачах и обстоятельно обрисовал обстановку на фронте.

Следующим утром позволил себе выспаться — ведь ночью пришлось еще добраться до Лётцена и разместиться в гостинице «Лётценер Хоф». Затем доложил о прибытии полковнику Маттиасу из управления генерал-инспектора пехоты. Получил от него инструкции — письменно изложить свой опыт по ведению боя в условиях леса, затем выехать в Берлин в распоряжение инспекции пехоты для участия в написании сценария учебного фильма «Ведение боя в лесу».

Вечером ужин в управлении генерал-инспектора пехоты. Приятное общество, одни штабные офицеры. На следующий день начал свою работу, а затем во второй половине дня поехал к майору Энгелю в главную ставку фюрера. До этого еще успел навестить капитана Майснера, а также побывать в управлении подготовки войск и управлении кадров сухопутных войск.

Оттуда поехал в «Волчье логово». По прибытии пил кофе с майором Энгелем, рассказывая ему обо всем. Он все тот же — наш прежний замечательный командир, каким я сохранил его в моей памяти. В 20.30 был ужин, на который я был также приглашен. Меня представили фюреру. Забыть такое невозможно! Да и вообще весь этот вечер! Был ужасно рад, что мне довелось испытать такое!

Майор Энгель подарил мне ночной бинокль, который какая-то фирма вручила фюреру. Отменная штуковина!

Вчера, 21 февраля, снова был в лагере «Анна». Встречался с капитаном Майснером, а до этого наведывался в оперативное управление, где меня подробно опрашивали.

Ужинал в организационном управлении. Затем был на просмотре фильма в управлении военной подготовки. Потом посетил казино.

Общее впечатление просуммирую так: могу сказать лишь, что на меня навалилось такое количество разнообразных впечатлений, что мне нужно время, чтобы все это переварить.

Все офицеры генерального штаба, с которыми мне удалось познакомиться, производят потрясающее впечатление, хотя и часто переутомлены от работы. В моей полевой форме я повсюду резко выделялся от окружающих, но это не было чем-то раздражающим или смешным. Напротив, все были рады послушать мнение фронтовика и командира роты о том или ином предмете. Я говорил открыто и прямо, честно высказывая свое мнение.

Сегодня в черновике закончил свое сочинение. Еще предстоит окончательная его доработка. В ночь с понедельника на вторник скорым поездом еду в Бреслау, два дня проведу у мамы, а потом в Берлин.

__________

И так, Штеглих продолжает искренне верить в победу и ждёт окончания зимы, чтобы показать красным. И снова отмечает безалаберность их бомбёжек. Но немецкий офицер так же отмечает и не очень боевое настроение некоторых немецких солдат и даже намекает на одного из офицеров, что уехал в отпуск, сославшись на мниную болезнь. В результате чего сам Штеглих попадает под раздачу, ему не подписывают заявление на очередной отпуск...

Вместо отпуска Штеглиха отправляют на учёбу в Берлин. Кстати, сама дорога до Берлина уже не так легка, как это было ещё полгода назад. Расслабиться немецкому офицеру получилось только в Риге...

В Берлине Штеглих делится своим опытом по ведению боя в лесу, его представляют фюреру... Он счастлив и полон сил.

Продолжение следует...





Tags: XX век, войны, история, книги, судьбы
Subscribe

Posts from This Journal “судьбы” Tag

promo tvsher january 2, 14:51 48
Buy for 10 tokens
Моему журналу пять лет. Маленький, но таки юбилей)) За эти годы ведение журнала вошло в привычку. День, когда не вышло ни одного поста.. ну не то, чтобы потерян, просто как-то получался незавершённным что ли. Так что и в этом году будут выходить посты, а вы, мои друзья и читатели, смотреть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments