Татьяна (tvsher) wrote,
Татьяна
tvsher

Category:

Мартин Штеглих: Дневник (январь 1942)

начало
[1941 год]июнь 1941
июль 1941
август 1941
сентябрь 1941
октябрь 1941
ноябрь 1941
декабрь 1941




3 января. Воскресенье. Да уж, последний раз я здорово «спустил собак» на саперов. После этой взбучки они теперь работают просто прекрасно. Днем работают, а по ночам подрывают.
Потери в роте — три человека. При этом двое — из расчета тяжелого пулемета. Вчера русские пробили колею к месту стыка моих позиций с позициями 10-й роты. Но обо всем по порядку!

В канун Нового года была неслыханная канонада по всему фронту. Стреляли из всего подряд! Знатный фейерверк — осветительные ракеты долетали до самых наших тылов. Стоявшая за нашими позициями зенитка выпускала в ночное небо целые очереди. Русские порядком вышли из себя и палили до самого рассвета.

Утром первого дня нового года я принимал гостей из 89-го пехотного полка. Ну и гулянка вышла в моем блиндаже! Что называется — на славу! В общем, выпили все без остатка.

Мы побили рекорд по морозам — минус 42 по Цельсию! Я даже распорядился менять часовых каждые полчаса. По случаю Нового года получил письма от многих моих бывших солдат. Велика же была моя радость.

8 января. Четверг. На участке пока все спокойно. Вчера был у фон Плато, нашего соседа слева. Замечательно посидели, да и выпили изрядно!
Только что позвонил Вебер, начальник штаба — русские прорвали нашу оборону южнее озера Ильмень. Прорыв, правда, уже локализован, и опасности для Старой Руссы больше нет. Однако на многих участках нашей передовой сил уж совсем негусто.

20 января моя рота будет заменена на передовой — получим небольшую передышку.

Майор Энгель написал Хиншу, что есть неплохие шансы «утяжелить мою шею»

12 января. Понедельник. В ночь на 10 января получил приказ передать позиции к вечеру этого же дня роте истребителей танков. Кроме нас сменят и другие стрелковые роты. Наша новая боевая задача — перейти в подчинение 123-й пехотной дивизии и участвовать в операциях по уничтожению прорвавшегося противника. Значительные силы неприятеля осуществили прорыв недалеко отсюда, и «раз-два-три» отошла, уклонившись от боя. Все бывает. Ночью нас сменили.
По жуткому морозу (-35 по Цельсию) в походном строю добрались до Красной Горки. 11 января поутру выдвинулись в сторону Бели на запряжённых лошадьми санях, захватив полевую кухню. По прибытии получили приказ двигаться дальше на Линье. Добрались к 22:30. Сегодня утром — новый приказ: немедленно приступить к оборудованию позиций. Только что выслал крупную разведгруппу под началом фельдфебеля Пауковица.

Командование дивизии требует от нас занимать оборону отдельными ротами. А по мне — так это безумие. Нас нужно держать вместе, и тогда мы — боеспособная сила, а не дробить на части!

Ждем, что сегодня люфтваффе вступит в бой и накроет русских.

Морозы все не ослабевают. Из-за обморожений выбыло уже трое солдат. Наши сапоги совершенно не приспособлены для снежной и морозной зимы, а валенками обеспечены далеко не все.

13 января. Вторник. Мы в Линье. Вчера иваны атаковали нас. И сегодня утром снова полезли на нас как полные идиоты. Тактически абсолютно безграмотно, поэтому и были биты. Я схватил винтовку и вел стрельбу вместе со всеми.
Для нас теперь каждый убитый или пленный русский — желанный трофей: у него есть белый маскхалат и валенки!

Сегодня погиб один из моих ребят — стрелок Кауфман — маленький весельчак из Восточной марки. Ранен ефрейтор Тайн. По счастью, легко. Убитые нами русские будут огромным почетным эскортом моему маленькому Кауфману!

Окрестности Старой Руссы очищены от неприятеля.

Чтобы вести бой на сильном морозе требуется высокая мобильность управления. Нельзя всем постоянно находились на нашей передовой — снежном валу. Нужно все время меняться, ведь минус 46 по Цельсию и ниже — это не шутки. С убитых иванов мы не забываем снимать валенки.

У нашего командира полка теперь тоже есть свой «полк по зачистке противника» под нашим номером. Мы же тут — «особый батальон Шарфа». Думаю, что здесь операции по очистке скоро будут завершены.

Ну, о чем еще написать? О том, что я ежедневно «подбиваю» вшей всевозможного брутто-регистрового тоннажа?

16 января. Пятница. Ведем бои с самого первого дня, как мы прибыли на этот участок. Это трудно и требует полной отдачи от каждого из нас. Поспать удается не всегда. Вчера утром выдался крайне ожесточенный бой. Все началось уже в 6 утра. Неприятель пытался обойти нашу деревню с двух сторон, еще с 14:00 предшествующего дня начав интенсивный непрекращающийся обстрел из тяжелых минометов. По деревне и нашим позициям было выпущено около 500 мин.
Вокруг деревни вдоль нашей передовой — бесчисленное количество мертвых большевиков, убитых нами при обороне деревни. Мои потери за вчерашний день: трое тяжелораненых и 11 легкораненых. В госпиталь отправили всех: сначала около 6 км везли по снегу на санях, а потом перегрузили в санитарный автомобиль.

По окончании боя нас коротко проведал командир полка. С сегодняшнего дня мы снова переподчинены нашему полку, что отрадно.

От нас теперь зависит все больше и больше. Фюрер отдал приказ, оборонять позиции у Молвотиц до последней возможности и обещал всяческую поддержку. Эскадра «Гинденбург» уже задействована у нас со вчерашнего дня. Кроме того, вчера в Демянске началась высадка воздушно-десантных подразделений.
На удивление прошедшая ночь опять выдалась спокойной. Сегодня утром мне даже удалось вымыться — вчера об этом и думать было нечего. Невозможно предсказать, как надолго затянутся эти бои. В любом случае, очевидно, что красным удалось собрать здесь довольно много сил и средств! Наше положение сильно осложнится, если по нам начнет работать артиллерия, ведь в землю нам здесь не закопаться. Укрыться мы можем только в подвалах, ведь в этой мерзкой дыре Линье все дома из дерева!

Буквально в эти минуты снова начался минометный обстрел наших позиций. Посмотрим, сможет ли наша артиллерия как-нибудь ответить.

18 января. И снова воскресенье! Небо затянуто снеговыми облаками, солнца не видно. А нам так нужна летная погода, чтобы люфтваффе могло вступить в бой.
И в пятницу, и в субботу днем, и ночами все было на удивление тихо и спокойно. Вчера в вечерних сумерках к нам подобралась русская разведка. Трое остались лежать в снегу, еще один был ранен, и они утащили его с собой. Местность, прилегающая к шоссе, кишит русскими лыжниками — их около роты, и они обстреливают наш грузовой транспорт.

Сегодня утром с этим свиньями разберутся. Хочу сейчас на санях проехать до позиций 6-й роты в Кушелево и присмотреть места под устройство опорных пунктов, чтобы, наконец, пресечь эти их «просачивания».

Почта не приходит, потому как на шоссе между Молвотицами и Старой Руссой также засело какое-то подразделение этих свиней и чувствительно осложняет нам все снабжение.
Мы подбираем все оружие русских, чиним его и используем, чтобы экономить собственные боеприпасы. При этом нам достался один необычный трофей: лопатка из стали с полой рукояткой. Из нее вынимается штуковина, похожая на опору ствола, присоединяется с помощью клеммы к стволу, потом отгибается штык лопатки и … легкий 3-см миномет готов к бою! Каждый из этих парней носит с собой 12 мин. Сейчас по снегу эти мины не причиняют нам вреда, но нетрудно представить, что массированно применяемые летом эти штуковины будут для нас весьма чувствительным оружием.

В высших командных кругах уже довольно много отставок. Русские ведут наступление по всему фронту. Либо они задумали осуществить перелом уже этой зимой, либо хотят измотать и ослабить нас, чтобы не дать нам весной самим перейти в наступление. Приходится только удивляться, откуда у этих свиней столько людей и вооружений — в бой вступают все новые и новые силы.

Тут, действительно, приходится говорить о тотальном вооружении страны, которого большевики добились буквально из ничего, на голом месте, десятилетиями труда выжимая последние соки из народов России!

Мы не устаем повторять: хвала и слава Господу, что наш фюрер нанес удар первым — Германия и Европа не справились бы с их нашествием!
Это борьба извечных сил — света и тьмы, дня и ночи, пламени и льда! Отсюда и остервенение, а порой и зверская ожесточенность боев во время нынешнего похода в Россию. Все это достигает каких-то неведомых прежде масштабов. Теперь со всей убежденностью смею утверждать, что даже Мировая война не требовала от наших отцов такого напряжения сил, с каким нам приходится иметь дело здесь и сейчас. Есть только одно важное обстоятельство, которое облегчает наши труды: мы знаем, что стоит на кону. У нас есть наш фюрер! И поэтому даже самый последний солдат показывает здесь больше того, на что способен! Наше самообладание крепче, наша внутренняя убежденность прочнее, а наше «да!» исполнено волей.

Сегодня меня что-то тянет философствовать — а почему бы и нет? А то мы тут больше читаем и рады, если есть хоть что-то полистать, да хоть романы Дюнеманна — чтиво за пять пфеннигов.

Впрочем, занятий тут всегда вдоволь — организовывать, контролировать, приказывать и подбадривать. С какой же радостью я несу эту службу и командую ротой! В начале этого месяца я с полным правом смог сказать себе — вот уже два года, как я командую 5-й ротой! И я благодарен Господу, что он снискал мне эту стезю! Всегда и всеми силами моего сердца и моей души я не желал для себя ничего иного как быть солдатом.

Как мало написал я о примитивности большевиков и не стану писать более. Пусть это останется в моей памяти. В любом случае нужно признать, что любые сравнения тут будут бледны!

Скоро снова будет приходить почта. Тут уж сразу много писем получим. Вчера нашу почту должны были забрать обратным рейсом самолеты воздушного десанта. Если все получилось, то до дома эти письма доберутся с рекордной скоростью. Мне было бы очень приятно — в сводке вермахта упоминалось об «упорных оборонительных боях на Валдайской возвышенности» — и, таким образом, дома узнают, что я как раз тут. Не стоит им волноваться без всякой нужды.

22 января. Четверг. В понедельник у нас был командир полка подполковник Кеглер и по поручению главнокомандующего вручил мне Немецкий крест в золоте вместе с поздравлениями от генерал-полковника Буша. Не успел я получить Немецкий крест — именуемый на солдатском жаргоне «яичницей» — как пришла телефонограмма о награждении Немецким крестом унтер-офицера Фукса из 5-й роты 27-го пехотного полка. Это меня очень обрадовало!
Командир приказал мне разъяснить моей роте, что Немецкий крест я получил все же первым, хотя до этого у нас уже были награждения Рыцарскими крестами.

Предшествующие дни выдались в целом спокойными, если не принимать в расчет обстрелы из сверхтяжелых гранатометов и артиллерии.

В ускоренном режиме ведем обустройство блиндажей под жилыми домами. Строить такие блиндажи значительно сложнее, чем возводить новые. Единственное облегчение — земля под домами промерзла не настолько глубоко.

Два батальона русских в зимних маскхалатах снова засели где-то между деревнями. Мы ожидали их нападения еще вчера, опираясь на показания пленных. Теперь же, согласно новым данным из допросов, они собираются атаковать Бель завтра утром.

Только что принимал группу вновь прибывших пехотинцев, заезжавших забрать провиант. Прибыли самолетами и сейчас расквартированы в Бели. Сюда их перебросили прямиком из Франции! Думаю, такая резкая смена обстановки покажется им забавной!

Опорные пункты оборудованы и заняты личным составом. Задействованы все до самого последнего солдата, включая поваров.

Позавчера и вчера вечером болтал с капитаном Шарфом, командиром названной его именем оперативной группы. Во время чаепития приметили красивую чашку из тех, что были собраны по всей деревне. Перевернули ее вверх дном, а там — «Братья Тильш — Вальденбург / Альтвассер». Бывают же чудеса на свете! Чашка, похоже, еще из царской России.

Небо затянуто тяжелыми снеговыми тучами, морозы стали несколько мягче. И хотя все еще около минус 20 по Цельсию, но нам кажется, что потеплело.
Я тут инициировал одно новшество и заставляю его исполнять. За пример взял англичан, которые в течение часа после заката и за час до восхода солнца поддерживают себя в «наилучшей форме». Иными словами, полностью отмобилизованы, бодры и готовы вступить в бой. Мы же стараемся полностью мобилизовать себя, начиная с 5.00 и до момента, когда полностью рассветет. И это приносит свои плоды: на приведение себя в готовность к оборонительному бою у нас стало уходить значительно меньше времени.

У деревни Домаши были отбиты уже несколько атак противника. Парни-тыловики сражаются прекрасно! Подразделение, занимающее эти позиции, в основном состоит из солдат наших тыловых служб. Как говорится, из худа и добро вышло.

24 января. Суббота. Линье. Ночь прошла, а выспаться толком не удалось. Со сном вообще что-то необычное. Ночи выдаются рваными, постоянно просыпаешься, приводя себя в чувство. При этом постоянно что-то снится, большей частью, полнейшая белиберда. Когда же наступает рассвет и с ним новый день, сон вдруг делается глубоким и по-настоящему освежающим. Все дело в состоянии нашей нервной системы! Вполне могу делать некоторые обобщения — у моих солдат ощущения похожие. Ночами они вдруг начинают громко разговаривать во сне. Иногда даже громко кричат. Финны уже рассказывали мне про это. Во время своей зимней кампании они также сталкивались с подобными вещами, и даже спустя месяцы после ее окончания некоторые продолжали кричать во сне.
Вчера вечером мне позвонил командир полка и приказал быть готовым в ближайшие дни прибыть в дивизию и ответить на вопросы о накопленном мной боевом опыте, особенно по ведению зимних боев. Наш нынешний командир дивизии, полковник Хернекамп — офицер-артиллерист. Похоже, он смутно представляет себе, чего можно ожидать в плане реальной боеготовности от его солдат-пехотинцев здесь и сейчас, с их нынешним обмундированием и наличным вооружением. Подобные господа просто не имеют необходимого опыта! Они ставят задачи, исполнение которых нимало не подготовлено, и решены они быть не могут. Ну, это так, заметки на полях!

Хочу только зафиксировать вот еще что: когда тут в расчетах говорят о батальоне или стрелковой роте, то совершают большую ошибку, держа в уме их боевую численность в мирное время. Это пустое жонглирование цифрами — действительная боевая численность зачастую может быть наполовину меньше. Это приводит к ошибочным расчетам, к примеру, при нарезке участков обороны или полос наступления. Когда же им говоришь об этом — господа сильно удивлены. Это не критика, просто урок мне самому, чтобы бесконечно не повторять однажды совершенных ошибок.

И, конечно, отдельного разговора заслуживает то, как воюет 123-я пехотная дивизия. Вся полностью! Думаю, здесь уже давно пора вмешаться военному трибуналу. Это все слишком печально, чтобы вдаваться в подробности.

Сегодня минус 35 по Цельсию и к тому же резкий, порывистый восточный ветер, пронизывающий тебя до костей. Не покривлю душой, если добавлю, что мороз отдается даже болью в голове.

Скоро должна, наконец, прибыть наша почта. Надеюсь на это! Общее положение на фронте оценивается по-прежнему как «внушающее оптимизм». Надеюсь, что в ближайшее время всем прорывам неприятеля будет поставлен надежный заслон, а их последствия устранены. Ведь к нам по-прежнему продолжает «просачиваться» (это слово постепенно входит в историю) неприятель, и мы вынуждены устраивать на него охоту.
Надеюсь, что сегодня уже закончат обустройство нашего жилого блиндажа, ведь большевики ведут интенсивный обстрел нашей деревни из крупнокалиберных самоходных орудий.

28 января. Линье. Позавчера был в Бели и — как и по моему возвращению из Финляндии — выступил там с докладом перед 1-м батальоном 376-го пехотного полка — теми, кто прибыл сюда на «Юнкерсах». Пришлось насмотреться жутких картин — у них потери из-за обморожений. Виной тому, отчасти, и приказы нашего командира дивизии. Этот человек — полковник Хернекамп — уже умудрился снискать такую непопулярность. Что ж, сохраню это лучше в моей памяти и не стану излагать здесь на бумаге. Скажу лишь одно: командовать нашей дивизией должен пехотинец, а не артиллерист.
Вечер провел в Пеньково. Командир полка отмечал свой день рождения. Чудесно посидели все вместе. Вчера же выдвинулся дальше — в Головково, где размещается 2-й батальон воздушно-десантного полка. Там тоже выступил. Дорога туда — а пришлось проделать весь путь на санях — не была приятной прогулкой: 32 градуса мороза в сопровождении сильного восточного ветра. Надеюсь, что смог хоть немного поделиться опытом с этими новыми в России людьми, и тогда все мои дорожные мытарства были не напрасны!
Каких только слухов я не насобирал во время этой поездки — и омоложение армии, и предстоящие чистки! Говорят много обнадеживающего особенно по этой части.

О положении: по-прежнему неустойчивое. Теперь в лучшем случае мы знакомы лишь с положением дел на участке фронта нашей дивизии. Вся остальная информация не доводится.

Сегодня снова была почта.

На моем участке: ко вчерашнему дню обстрелы из стрелкового оружия несколько ослабли, а вот артобстрелы усилились. Вчера по нам впервые палили крупнокалиберными, а сегодня вечером русские с большого расстояния открыли по нам огонь из автоматов. Абсолютно бессмысленно. Чего они хотят этим добиться? Сегодня солдатам моей роты были вручены 2 Железных креста 1 класса и 14 Железных крестов 2 класса.

С командиром батальона капитаном Шарфом у меня сложились прекрасные отношения. Что еще? Немного простыл, понос, насморк, общее недомогание. Это негативно влияет на моральное состояние. Ну, ничего, скоро пройдет.

30 января. Линье. Вчерашний день в целом выдался спокойным, как и позавчерашний. Однако нельзя не отметить, что на всем фронте русские активизировались по части разведки. Так вчера около 14:00 к нам приблизилась их разведывательная группа, которой, к сожалению, удалось ускользнуть от нас. Около 20:00 ими была предпринята еще одна попытка. Один из них остался лежать неподвижно, еще двоих нам, скорее всего, удалось ранить. При осмотре убитого было обнаружено просто невероятное количество денег — более 2100 рублей! Весьма необычно для красноармейцев. У этого парня и знаков различия не было, при нем нашли только какую-то инструкцию.
Интересно отметить каким образом была оформлена эта инструкция, как, впрочем, и все другие советские инструкции. Их составители исходят из примитивного уровня образования адресатов, и у них выходят настоящие «книжки в картинках», весьма доступные и понятные. В этой манере и нам следовало бы делать учебники для рекрутов, многие из которых уж слишком трудны для восприятия.

Сегодня эти свиньи обстреливают нас из артиллерии калибром 17,2 см. В этом мало приятного, доложу я вам, когда у тебя над головой деревянная изба.

Позавчера, между нами говоря, была первая почта за целых три недели. Самая ранняя дата отправления — 26 декабря. Значит, много писем еще в пути.

Вчера был в сауне. Как же это здорово — смыть с себя всю накопившуюся грязь.

Вчера получили печальное известие — позавчера погиб Ханс Пент, командир 9-й роты 27-го пехотного полка. Пулевое ранение в голову во время инструктажа коллеги-командира. Как же жаль потерять этого никогда не унывавшего, славного парня. С ним вместе мы были еще в Польше и с тех пор поддерживали теплые дружеские и товарищеские отношения. Это тяжелая утрата для всего офицерского корпуса, его товарищей, его роты и его солдат, которые всегда любили и высоко ценили его.

________________
PS: Штеглих спокойно описывает происходящее. Для него это уже рядовые будни. Штеглих спокойно пишет про морозы до - 46, не перестаёт удивляться безграмотной тактике русских, что приводит к большим жертвам, в первую очередь среди противника. Немец по достоинству оценил валенки и маскировочные белые халаты. Ими, как я поняла из дневника, немцев не снабжали. Да и вообще, в январе у немцев начались серьёзные проблемы со снабжением и доставкой почты...

Интересно было прочитать о необычном оружие русских: лопатка из стали с полой рукояткой. Из нее вынимается штуковина, похожая на опору ствола, присоединяется с помощью клеммы к стволу, потом отгибается штык лопатки и … легкий 3-см миномет готов к бою! Что это такое? Может кто подскажет? Гуглить пока нет времени...

И впервые Штеглих пишет о повсеместном наступлении КА, удивляясь откуда у русских новые силы: в бой вступают все новые и новые силы. Также он заценил инструкции, составленные для красноармейцев: Интересно отметить каким образом была оформлена эта инструкция, как, впрочем, и все другие советские инструкции. Их составители исходят из примитивного уровня образования адресатов, и у них выходят настоящие «книжки в картинках», весьма доступные и понятные. В этой манере и нам следовало бы делать учебники для рекрутов, многие из которых уж слишком трудны для восприятия.

Продолжение следует...





Tags: XX век, войны, история, книги, судьбы
Subscribe

Posts from This Journal “судьбы” Tag

promo tvsher январь 2, 14:51 48
Buy for 10 tokens
Моему журналу пять лет. Маленький, но таки юбилей)) За эти годы ведение журнала вошло в привычку. День, когда не вышло ни одного поста.. ну не то, чтобы потерян, просто как-то получался незавершённным что ли. Так что и в этом году будут выходить посты, а вы, мои друзья и читатели, смотреть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments