Татьяна (tvsher) wrote,
Татьяна
tvsher

Category:

Мартин Штеглих: Дневник (сентябрь 1941)

начало
июнь 1941
июль 1941
август 1941


фото с google.com

1 сентября. Сегодня с утра на марше, страхуя себя от нападения со стороны Краснопольца. Мы (7-я и 5-я роты) плотно зашли русским в тыл, тем самым облегчив задачу 89-му пехотному полку. Русские в Погост Волоке, должно быть, взяты в плен или уничтожены. Славный получился котел благодаря нашим действиям и броску 89-го полка в направлении Краснопольца. Стоило нам состыковаться с 89-м пехотным — тут же выставили охранение.
Сейчас сидим в подвале бывшего помещичьего дома. О том, что это некогда была усадьба и господский дом, можно догадаться (как, впрочем, и во многих других местах) только по остаткам фундаментов и полностью заброшенному парку.

Только мы начали движение, как пошел дождь. И какой! Именно таким и представляешь себе затяжной дождь в России. Мы вымокли до нитки. Хорошо, что хоть соломы удалось разыскать. Нынешней ночью, надеюсь, удастся немного передохнуть.

Русские тут щедро все заминировали. Мины в деревянных корпусах, и миноискатели их попросту не берут. По счастью, никто из наших не подорвался.

3 сентября. Прошедший день и предшествовавшая ему ночь — это нечто неописуемое! Ливень не прекращался ни на минуту. Дороги так развезло, что двигаться можно только с черепашьей скоростью. За весь вчерашний день нам удалось преодолеть каких-то 8 км! Одной этой цифры достаточно, чтобы понять, какие мытарства выпали на нашу долю. На раскисших дорогах мы увязали в грязи по колено. Плащ-палатки, шинели — все вымокло насквозь, до самой шкуры!
Прошедшей ночью (предыдущей ночью дождь прекратился) с северо-востока подул сильный, порывистый ветер, и дороги начали постепенно просыхать. Однако эта промежуточная стадия просыхания делает дороги еще сложнее. Грязь стала вязкой как клейстер. Подвоз всего необходимого теперь связан с неисчислимыми трудностями. Мне пришлось снабжать нашу кухню всем необходимым из местных ресурсов. Даже сейчас в обеденный привал мои солдаты заняты сбором и очисткой картофеля, капусты и моркови.

Надеюсь, погода установится, и это позволит нам быстрее с боями продвигаться к Валдайской возвышенности. Ведь сейчас наши артиллеристы из головного полка, чтобы тащить орудия, вынуждены запрягать до десяти лошадей.

4 сентября. Четверг. В 9:00 выступаем. Опять всю ночь лил дождь. А, значит, дороги снова ни к черту. Ночь удалось провести в тепле и на сене.

6 сентября. Суббота. За вчера проделали около 15 км. Поначалу вполне приемлемая погода, но пополудни снова дождь. Мы движемся чуть влево, рядом с 89-м пехотным полком. Еще левее нас — 48-й пехотный полк. Получается, что мы в центре дивизии. Вечером встали на ночлег в какой-то очередной дыре. Ну, хоть тепло и сухо. До 23:00 русские довольно интенсивно обстреливали из артиллерии местность рядом с нашим ночным пристанищем.
Сегодня поутру в 7:00 снова вышли в марш по ужасной дороге. Сейчас как раз делаем короткий привал-передышку.

И все же главное, что скоро мы выйдем к нашей цели — железнодорожной ветке Петербург-Москва, за Валдаем.

7 сентября. Воскресенье. Это уже 13-е воскресенье войны! Погода: по-осеннему прохладно, кратковременные дожди, иногда с градом, и солнце. За сегодня с оружием и оснащением на себе прошли около 18 км. Преследуем русских по пятам. Сейчас мы в Леохново. Красных отсюда лишь два часа как выгнали. Они бегут, стоит нам только приблизиться! Это что-то новенькое у них. Ими тут брошены позиции, весьма искусно оборудованные колючей проволокой и всем прочим.
Около 10 км к востоку отсюда находится исток Волги.

Весьма оживленные действия авиации с обеих сторон. Со вчерашнего дня наши тяжелые истребители постоянно в небе. Наши повозки вечно приходят с большим опозданием. И хотя мы постоянно и теряем лошадей на этих чертовых дорогах, но от противника не отстаем.

Вчера встали на ночевку в Большом Бохоте, откуда наш 1-й батальон за час до этого прогнал русских. Выставили усиленное боевое охранение. Обозы прибыли лишь к двум часам ночи. А сегодня с 7:15 мы снова в пути.

Сейчас вечер, уже около 19:00, а наша полевая кухня только подошла. Что ж, пойду первым делом перекушу. Сегодня кормился пока только одними морковками.

8 сентября. Понедельник. Сегодня вышли только в 13:00 под ярким солнцем и по хорошей, наконец просохшей дороге. Вот и результат: 12 км за каких-то два с половиной часа! Разве сравнить с прошедшими днями под непрерывным дождем?
Мои повозки прошлой ночью пришли только в 4:00. Ночами уже ощутимо холодно. Сейчас мы стоим в Луге. Большая деревня. Валдайская возвышенность очень живописна. Это нужно признать, несмотря на все мое предубеждение к этому «СССР»!

Мой 2-й взвод откомандирован сегодня на охранение полка.

Без даты, можно предположить,что запись от 9 сентября. Сегодня шел пешком, поскольку отослал моего конюха К. вместе с еще одним солдатом, умеющим ездить верхом, по пройденной нами дороге к обозу, чтобы забрать почту, что лежит там уже шесть дней. Сегодня в дороге с 9:00 утра, сейчас уже 16:00.

10 сентября. Среда. Вчера поступил приказ: «Батальону пока никуда не двигаться». Выходит, нам неожиданно выпал день отдыха. Бросились приводить себя в порядок. Я вымылся сверху донизу. Называю это «омовением из ведра», ведь используемые при этом емкости немногим больше. Днем около 14:00 выехал верхом и к 20:00 вернулся с рекогносцировки местности в 10 км к западу от нас.Восточнее Холма в окружение попали целых пять красных дивизий. 1-ый батальон сегодня ночью уже выступил. Нам же пока надлежит находиться здесь, в полной боевой готовности, чтобы при необходимости вступить в бой на том участке, где это будет необходимо. Танки прорвались и двигаются в направлении Валдая.

11 сентября. Четверг. Приказ к выступлению пришел в 12:30. Батальон тут же пришел в движение. Сейчас (с 18:00 вчерашнего дня) занимаем оборону и стоим в охранении у Поленовщины. Поскольку пока ничего не происходит, подразделения роты располагаются по избам, постоянно сменяя друг друга. Прошедшей ночью были первые заморозки.

А сейчас ярко светит солнце. Вот только что, буквально у нас на глазах, наши зенитчики сбили три советских бомбардировщика. Здорово же их завалили!

14 сентября. Воскресенье. На часах 13:30. Только что пришел приказ к выступлению. Нам надлежит выступить в 14:00, ну вот и «карашо».
Многое надо написать о событиях предшествующих дней! Чтобы сделать картинку еще нагляднее, скажу лишь, что я впервые за три полных дня вымылся и впервые за шесть дней побрился! По одним этим подробностям можно догадаться, что мы были в деле.

В ночь с четверга на пятницу батальон получил приказ вступить в бой. В 1:30 прибыл связной, и спать больше не пришлось. Нужно было все организовать. В 4:00 мы с оружием и снаряжением на себе вышли из Поленовщины в Дубровки. Там была исходная позиция всего полка. Задача — атакой очистить долину реки. 1-й батальон шел впереди по обоим берегам реки, за ним эшелонированным в глубину слева 2-й батальон, прикрывая фланг. Нас интенсивно обстреливали из артиллерии, пытаясь прорвать закрывшийся котел, ведь красные знали, что они в окружении.

Достигнув цели атаки — Долматово-Борок, моя рота вступила в бой при поддержке взвода тяжелых пулеметов, взвода легких пулеметов и батареи 15-см орудий.

Дождь не прекращался весь день. Мы вымокли до нитки.

Из показаний пленных стало известно, что в лесу, в который я вклинился, должны находиться несколько сотен грузовиков, несметное количество орудий и т.п.

Я углубился в лес примерно на 1800 м. Перед тем как выйти на большую поляну, выслал разведку, которая донесла, что там нас ждут три рубежа обороны с размещенными непосредственно за ними танками и тремя батареями. И тут начался артиллерийский фейерверк.

Русские прямой наводкой палили из восьми 15-см орудий, четырех 7,5-см орудий и трех танков. Я им отвечал. Был задействован весь арсенал — противотанковое орудие, тяжелые и легкие минометы, а также тяжелые и легкие пулеметы. И все это с расстояния в 400 м. Мы подавили их своим огнем, уничтожив один танк и заставив замолчать их артиллерийскую батарею. Вся эта заваруха длилась с 14:00 до 23:00. Утром, после ночи проведенной нами наизготовку, русские убрались. Ну и трофеи же нам достались! С ума сойти!

В лесу ударную группу нашей роты сопровождал один латыш, которого русские силком призвали в армию. Группа вернулась, подсчитав трофеи и приведя многочисленных пленных. Огнем мы погнали красных из «котла» прямо в руки другим нашим частям, стоявшим на внешнем охранении.

На дороге, которую красные в отчаянии прорубили в лесу, на протяжении 8 км машина за машиной на больших полянах, вперемешку, в страшном беспорядке были брошены:

487 грузовиков,
20 бронированных машин,
6 разведывательных бронеавтомобилей,
6 бронеавтомобилей,
35 подвижных полевых кухонь,
15 зенитных орудий калибра 8,8 см,
23 орудий калибра 15 см,
3 длинноствольных орудия калибра 15 см,
7 орудий калибра 7,5 см,
2 орудия калибра 12,62 см,
2 подвижные радиостанции,
8 противотанковых орудий,
25 легковых автомобилей,
18 мотоциклов
и не поддающееся подсчету легкое и тяжелое стрелковое оружие!

Трофеи просто невероятные.

После полудня мне сообщили, что с 1 сентября 1941 г. я повышен в звании до обер-лейтенанта. Велика была моя радость. Все поздравляли меня. Две последние бутылки с настоящим французским коньяком были осушены в противотанковой щели посреди русского леса в 1300 км от родины!

Посреди ночи снова звонок: в 4:00 батальону быть готовым к выступлению. Предстоит взломать еще один «котел». Иными словами, марш-бросок на 25 км.
Сейчас мы в Николаевском. Пока тут только две ударные группы, без соприкосновения с противником, но со всех сторон по кругу — с севера, северо-запада и востока — сюда подтягиваются другие ударные группы. Где-то тут мы все же их загоним. Похоже, в этом лесу укрылось их высокое штабное начальство.

Сегодня чудесная погода — тучи и временами солнце.

15 сентября. Понедельник. Наша охота в воскресенье успеха не имела. Однако русских приняли на себя другие наши подразделения к северо-востоку от нас, на которых мы их и загоняли.
Вечером посидели со взводными и распили бутылочку тминной. Ночью шел проливной дождь. Сегодня погода улучшилась. Мы слушали трофейные пластинки на советском граммофоне, в том числе и симфонию № 5 Людвига ван Бетховена в исполнении государственного оркестра «СССР». Какое яркое противоречие заключено в самой этой фразе!

Майор Энгель из ставки фюрера прислал мне письмо с искренними и теплыми поздравлениями по случаю моей первой звездочки. Письмо очень порадовало меня.

16 сентября. Вторник. Сегодня утром мы продолжим двигаться в направлении Демянска.
Вчера из лесу вышли раненые русские. Некоторых даже вынесли на руках местные гражданские. Жуть! На них повязки, не менявшиеся несколько дней. «Товарищи» бросили их на произвол судьбы в лесу!

Вчера 12 моих солдат получили Железные кресты.

Теперь у нас на роту:

2 Железных креста 1 класса,
33 Железных креста 2 класса,
74 нагрудных штурмовых пехотных знака.

Есть чем гордиться!

18 сентября. Сейчас я в захолустной дыре под названием Беляевщино. Здесь располагается штаб дивизии СС, и нам троим было приказано явиться сюда: начальнику штаба Глэске, мне, и ожидаем еще командира полка. Скорее всего, нам предстоит сменить СС на этой позиции. Ладно, подождем, скоро все прояснится.
Сегодня поутру, выступив в 7:30, мы миновали Демянск, где обустроен огромный лагерь военнопленных. Там нам удалось запрыгнуть на бронетягач, который и доставил нас сюда.

Все предшествующие дни мы еле тащились по так называемому «шоссе». И к тому же был жуткий ливень! Темп продвижения просто потрясающий: 5 км, 15 км! Вся дорога была забита вперемешку моторизованными и пехотными дивизиями. Движение было рваным: через каждую пару сотен метров вынужденные остановки на несколько часов. Вдоль всего маршрута передвижения солдаты разводили костры.

Вчера утром уже за Демянском встали на вынужденную стоянку, поскольку спустилась ночь. Кроме того, мост в Демянске еще не готов, поэтому всем приходится преодолевать глубокий брод.

Вчера получили пополнение из 24 человек. Все перешептываются, а иногда даже открыто говорят, что нам предстоит тут вставать в оборону, в то время, как основные боевые операции будут разворачиваться в направлении Москвы. Да уж, обороняться тут — дерьмо полнейшее. Да еще в такую погодку! Отчетливо слышу артиллерийскую канонаду.

19 сентября. Пятница. Вчера нас инструктировали в 1-м пехотном полку СС по участку, который мы заняли сегодня. Дождь не прекращался весь день. Возвращаться из штаба дивизии СС пришлось поначалу пешком. Потом удалось выпросить лошадей в конном взводе, и дальше в направлении батальона мы двинулись уже верхом. В Данилово прибыли к 20:00.
Ночью был доставлен приказ занять наш нынешний участок. Снялись с места в 6:30, пошел первый снег с дождем. Я жутко замерз верхом на лошади.

Я осмотрел всю нашу передовую и проинструктировал командиров взводов. Длина моего участка 2300 м!!! Слева все в порядке, а правый фланг проходит через лес, что весьма скверно. В течение всего дня не прекращаются налеты русских на «Кёртиссах».

Сейчас сижу в штабе батальона. Когда грохочет, выхожу наружу из дому. Дыра, в которой мы разместились, называется Хилково. Тут, как ни странно, много каменных домов и даже крашеные полы. Впрочем, насекомых в них, как и везде, хоть отбавляй — «постельных бомбардировщиков» и прочих.

22 сентября. Понедельник. Суббота на нашем участке прошла спокойно, если не считать авиации красных, довольно наглой и многочисленной, и артиллерийских обстрелов. Ночь же выдалась чертовски холодной и сырой.
Воскресный день был таким, что даже и не подумаешь, что это воскресенье. Ночью русские совершили вылазку, ударив по 6-й роте. Русские были пьяны!!! Им дали водки перед атакой! В ночной темноте, когда ничего не видно уже на 10 м, им удалось прорваться в деревню. Они без разбору швыряли ручные гранаты и как животные рычали свое «ура». Майора, асессора доктора Форке и Брюннинга задело осколками, но этих свиней мы все же уничтожили. Оставив более 30 человек убитыми и более 50 пленными, они в панике бежали. Сейчас этот сброд, постоянно отстреливаясь, разрозненными группами прячется в лесу прямо перед нашей позицией.

Три солдата моей роты получили легкие ранения, но в госпиталь их отправить все же придется.

На участке слева, что защищает СС, красные установили какую-то пусковую установку для мин. Эта чертова штуковина может выпускать за раз до 40 мин и издает жуткий вой.

Погода — хуже не бывает. Промозгло, сильный ветер, сплошная облачность и туман — вспоминаю гораздо более приятную осеннюю погоду у нас дома.

Вчера проводили опрос — какие есть пожелания по зимнему обмундированию. Выходит, нам все же придется зимовать в России! При этом линия фронта нашей обороны пока точно не определена, и снабжение всем необходимым идет с трудностями. Почта к нам не доходит, наша тоже не отправляется. Продовольствия не хватает, потому как «дороги» настолько ни к черту, что никакой транспорт пройти не может. Я распорядился раздавать горячую пищу дважды в день до тех пор, пока хлеба снова не будет в достатке. Сейчас хлеба нет вообще — сегодня как-раз должны подвезти.

Ночами мне постоянно что-то снится — хотя и путаница, но всё прекрасные моменты: будто я дома, будто еду на поезде или на корабле, все время опрятно одет, выбрит и вымыт. В общем, полная противоположность тому, что у нас тут сейчас. Цивилизация и культура нашей родины — полная, не поддающаяся описанию противоположность местной мерзости. Пожалуй, одно подходящее сравнение все же есть: цивилизованная столовая и польский нужник.

24 сентября. Среда. Сегодня пополудни при ярком солнце и порывистом ветре добрались до деревни Намещи.
Едва мы успели установить мины перед передовой (а мой участок стал даже чуть уже) и поставить в блиндаже прекрасную печку, дарующую тепло, как нашему полку было приказано передать эти позиции СС и поступить в резерв корпуса.

Во второй половине дня мы передали наш участок 1-й роте 1-го пехотного полка СС, и в 20:00 рота выдвинулась в марш. После четырехчасового перехода с оружием и боеприпасами на себе прибыли в Данилово, проспали там до 7:00 утра и сегодня в 8:00 продолжили движение через Демянск до названной выше деревни.

Ночью было зверски холодно. Я сильно простыл. Промокшие на передовой ноги сильно натерты. Авиация красных проявляет бурную активность и постоянно нам досаждает. Но стоит только появиться мессершмиттам-110, как их бомбардировщики исчезают словно привидения. Красные бомбят все без разбора.

В Ленинграде революция!

На юге наши войска продвигаются вперед в невероятном темпе. Нам заказано зимнее обмундирование. В целом мы даже рады, что передали этот неприятный участок. Что ждет нас дальше?

26 сентября. Пятница. Вчера неожиданно двинулись дальше. Мы все еще в резерве корпуса. В деревне, которую мы передали СС, была отбита вылазка русских. Самой деревни больше не существует.
Мы выступили днем, в 14:00, но из-за застрявших на «шоссе» моторизованных колонн далеко пройти не удалось. Под проливным дождем встали на вынужденную ночевку в Старом Тарасово. Кое-как передремали на голом полу. Подложить под себя было нечего.

Сегодня снова марш с 5:30 до 13:00. Сейчас мы в Сысоево, что к югу от Молвотиц. Здесь уже настоящий тыл, хотя до фронта едва будет 20 км. С местной комендатурой и всеми прочими утонченными штучками.

Ходят всякие чудесные слухи, но я не буду их здесь воспроизводить, так как все они продиктованы одним единственным желанием: лишь бы не оставаться в России на зиму!

28 сентября. Воскресенье. Командный состав во главе с командиром полка верхом совершал рекогносцировку местности. Изучали, где будет удобнее разместить передовые укрепления на случай зимних боев!
Скверные места, по-другому и не скажешь. С 5:00 до 18:00 без перерыва в седле — всего проехали верхом около 70 км по пересеченной местности.

Встретили офицера-артиллериста из 123-й пехотной дивизии — мастера бросаться красивыми фразами. Он буквально смаковал всеми этими «выбились из сил», «ужасно утомлены» и цифрами потерь. Черт возьми, в который раз убеждаюсь, что есть люди, которые прямо гордятся этими цифрами. Как будто ими можно оценить достижения вверенного им подразделения! Пришлось несколько осадить этого фразера. Офицеру это не к лицу. Что бы сказали на это его подчиненные?

29 сентября. Понедельник. Погода по-настоящему осенняя. Свежо, даже почти холодно и сыро. Ночи начинаются уже в 18:00 и оканчиваются к 5:00 утра.
Только что поступил приказ: полку и сегодня оставаться в нынешнем месте дислокации.

__________
PS: Штеглих уже не говорит о быстром окончании войны. Он смотрит на вещи реально и понимает, что ему и его солдатам возможно придётся встретить зиму в России, поэтому он занимается вопросами зимнего обмундирования. Плохие дороги и прочие неудобства воспринимает как данность. Штеглих, как хороший статист, отмечает, что начались проблемы с доставкой продовольствия и почты, описывает потери русских, но не забывает отмечать красоту мест.
Интересно, что немецкий офицер пишет о свершившейся революции в Ленинграде, но источник информации не упоминает. Также он пишет о зарождающемся пессемистическом настроение не только среди солдат, но и среди офицеров.
Кстати, Штеглих в недоумении от того, что русские идут в атаку пьяными.
И да, Штеглих горд как за себя, его повысили в звании, так и за своих солдат, которых наградили высокими наградами. Ни тени сомнения, а всё ли правильно они делают.

Продолжение следует...





Tags: XX век, войны, история, книги, память, судьбы
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

promo tvsher январь 2, 14:51 48
Buy for 10 tokens
Моему журналу пять лет. Маленький, но таки юбилей)) За эти годы ведение журнала вошло в привычку. День, когда не вышло ни одного поста.. ну не то, чтобы потерян, просто как-то получался незавершённным что ли. Так что и в этом году будут выходить посты, а вы, мои друзья и читатели, смотреть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments