Татьяна (tvsher) wrote,
Татьяна
tvsher

Category:

Мартин Штеглих: Дневник (август 1941)

начало
июнь 1941
июль 1941



1 августа. Пятница. Из Серки вышли в четверг, 31 июля в 4:00 утра. До следующей стоянки пришлось пройти около 12 км.
Разбили палатки у деревни Дуброво(?) на берегу реки Канашевки. Место очень красивое, но я думаю, что на ночь мы здесь не останемся. Днем удалось сделать записи. Мой фанен-юнкер фон Типпельскирх завтра утром отправляется в Росток. Пожалуй, даже почта доберется туда быстрее его.

Вчера нас трижды атаковали с малой высоты истребители «Рата». Слава Богу, обошлось без потерь! Мы стреляли по ним из всех стволов. Это помешало им спуститься еще ниже.

Посчитал численный состав моей роты. На сегодняшней день в роте не хватает одного офицера, девяти унтер-офицеров и 53 солдат. Актуальная боевая численность, т.е. количество личного состава, который на данный момент идет со мной в бой, составляет: два офицера, 16 унтер-офицеров и 82 солдата. Эти цифры говорят сами за себя! Дальнейшие комментарии излишни.

Сегодня утром 1-й батальон сменил боевое охранение 48-го полка. И тут вдруг красные с криками «ура» пошли в атаку, но после трех попыток им пришлось отступить. И теперь они обстреливают 1-й батальон из всех видов вооружений. Придется ли еще сегодня повоевать? Склоняюсь к тому, что, скорее, да. Остается ждать и пить чай!

3 августа. Воскресенье. Сегодня завершается шестая неделя войны и начинается седьмая. Только что мы узнали, что вчера был взят Холм. Теперь, надеюсь, отпадет и необходимость выполнять эту чертову задачу — прикрывать фланг на фронте протяженностью почти 60 км. Везде круговая оборона и, тем самым, прикрыта и дорога, по которой развивается наступление.1 августа, как я и предполагал, нам все же пришлось вступить в бой. У 2-го батальона, включая вчерашний вечер, выдались два трудных денечка. Они были под плотным артиллерийским огнем, понесли потери в живой силе и лишились большого количества лошадей. Эти свиньи постоянно атаковали их. Один раз красные даже перешли речку, которая там не слишком глубока, и ударили во фланг 1-му батальону. Мы же были уверены, что они хотят зайти во фланг и нам, поэтому я с ротой тут же занял позиции слева от реки. Задача была выполнена, и лейтенант Шуберт, усиленный отделением с двумя тяжелыми пулеметами и одним тяжелым минометом, был выдвинут вперед в качестве передового охранения. Ночь прошла спокойно, и высланная утром разведка выяснила, что эти свиньи отступили километра на два к востоку. Рассчитываю на то, что сегодня мы соединимся с нашей дивизией.

6 августа. Среда. Последний раз делал записи 3 августа, в воскресенье. В понедельник все было спокойно. Мы провели разведку и пришли к выводу, что они смылись. К тому же наша артиллерия так плотно накрыла подходившую колонну красных, что этот сброд в беспорядке разбежался.
Вечером в понедельник на командном пункте батальона были Брюнинг, Хуберт, доктор Бухман, доктор Фоке и я. Немного погрузились в мир иллюзий, рассказывая друг другу о прекрасных застольях и чудесной выпивке.

Улегшись спать в блиндаже, я вдруг почувствовал беспокойство и долго не мог заснуть, преследуемый ощущением, что «что-то должно случиться». Здесь постепенно приобретаешь такую проницательность! И точно! Около 1:45 оба передовых дозорных выпустили по зеленой ракете — атака противника! Ночная атака! Проклятье. Начался сильный обстрел. Не медля ни минуты, выдвинулся с ротой на охранение по дну оврага, принимая там всех, кто подходил с переднего края: солдат из взвода Шуберта, подразделения охранения 7-й роты и части 6-й роты. Приняв их всех под мое начало, я занял позицию в нашем тылу.
Шуберт же вынужден был оставить свою позицию, поскольку красные внезапно, силами двух рот практически окружили его. Стоило мне выслать разведчиков, как поступил приказ: вернуть утраченную Шубертом позицию при поддержке одного из взводов 1-го батальона. Что ж, пришлось мне атаковать силами всего одной роты, без тяжелого вооружения, с неполной штатной численностью, к тому же составленной из солдат четырех разных рот. И, вопреки всему, у нас получилось!

Начали мы в 9:30, а в 14:30 я уже докладывал в батальон: противник полностью уничтожен, позиция Шуберта занята. Из моих ребят убиты: фельдфебель Штрезе и ефрейтор Вегман. Обер-фельдфебель Йориссен тяжело ранен. Рота славно себя проявила: убито 140 русских, еще 30 сожжены в избах!

Сегодня ночью был густой туман и плохая видимость. Пришлось быть начеку. Прикрывать фланги — задача особенно неприятная. Мы совсем одни, без сообщений с основными силами и можем рассчитывать только на собственные силы. Надеюсь, наши соседи вскоре продвинутся у Великих Лук, и та дурацкая ситуация, что сложилась у нас, наконец, прекратится.

8 августа. Пятница. Вечер среды выдался относительно спокойным. Получил приказ прибыть в батальон и направился туда вместе с «Пингвином». По прибытии получаю другой приказ — подготовить все таким образом, чтобы можно было отойти, оторвавшись от неприятеля. Однако батальон в любом случае должен прикрывать прохождение полка через Погост Волок. Отрыв от противника осуществить по получении кодового сигнала. Все бы хорошо, но неприятель тут же атаковал 7-ю роту. Атака была отбита, и они даже начали преследование неприятеля. Я же был вынужден сидеть в своем окопе-укрытии и ждать. Ну, и нервная выдалась ночь! Мы знали, что красные могут обойти нас. На левом фланге у нас лес, да к тому же остальные батальоны имели соприкосновение с неприятелем. Наконец, в 0:55 кодовый сигнал был передан, и мы начали организованно отрываться от неприятеля.
Отрываемся постепенно — сначала тяжелое вооружение, затем подразделения с самого края левого фланга. Сопровождаемый тремя солдатами я оставил позицию последним. Отходя, мы прошли мимо могил фельдфебеля Штрезе и ефрейтора Вегмана. Могилы были с большой любовью украшены их боевыми товарищами. Совсем по-другому представлял я себе прощание с ними! Ночью в окружении нескольких солдат я постоял там немного, и все, что мы успели — это произнести короткую молитву, воздавая им должные почести. А теперь там красные!
Наш рубеж был перенесен назад на 5-7 км. В результате положение дивизии несколько улучшилось. Я говорю «улучшилось», потому что фланги по-прежнему открыты, а между подразделениями нет сообщений, кроме как через разведывательные дозоры. Словом, очень неприятные ощущения, особенно по ночам.

В полной темноте, когда наиболее опасно, мы с командиром отделения управления роты каждый час сменяем другу друга. Это порядком действует на нервы.

Сегодня утром у полкового командира прошло совещание офицеров. И сразу после него, не успел я даже побриться, началось: красные снова открыли по нам артиллерийский огонь. Обстрел ведется двумя батареями — легких и тяжелых орудий. Из-за нынешней обстановки полевую почту мы точно не получим еще несколько дней.

Наше и без того не слишком прекрасное положение усугубляется тем, что со вчерашнего дня не прекращаясь над нами бушуют сильные грозы. Да такие, каких мне еще и видеть не приходилось. И затяжной ливень. В общем — полное дерьмо!

Сейчас набросал письма своим близким. Надеюсь, что в перерыве между дождями успею переписать их набело. Если честно, то сочинять письма желания нет ни малейшего. Я пишу открытки, чтобы по дате и почерку родные дома могли догадаться, что в такой-то день у него все еще было хорошо. Больше как-то и не пишется. Сейчас сижу в противотанковой щели вместе с «Пингвином», а дождь монотонно барабанит сверху по плащ-палатке.

10 августа. Воскресенье. В последних записях я не упоминал никаких населенных пунктов. Так вот, мы прошли через Дуброво(?), Медведовку, Кумовскую, Погост Волок. Сейчас мы располагаемся у Мяшлево.
Вчера утром мы были разбужены весьма неделикатно. Из-за сильного ливня я улегся в палатке, утомленный ночными караулами в кромешной темноте. И тут, уже в 7:30 — артиллерийский обстрел. Дьявол! Так быстро в наши укрытия мы еще не бегали. Хорошо еще, что батарея красных была мгновенно обнаружена и уничтожена огнем нашей артиллерии. На том обстрел и прекратился. Потом они постреливали изредка, но все издалека.

Сейчас русские ведут себя на удивление тихо. Свои регулярные войска они отвели и на замену им вывели вооруженных гражданских. Мы ведем активную разведку, ведь нам по-прежнему нужно сохранять бдительность и смотреть в оба во все стороны. Сейчас наша артиллерия ведет огонь. Куда стреляют — пока не знаю, нужно будет узнать.

Вчера узнали важные новости. Сообщили, что к северу от нас взята Старая Русса. Лишь у Великих Лук красные еще сопротивляются, поэтому нам тут придется застрять на какое-то время. Что ж, значит, так нужно. Нам, армии наступления, держать оборону нелегко, потому как приходится перестраиваться. Я часто бываю весьма резким, чтобы солдаты не теряли голову.
Скоро снова нужно отправлять людей в разведку. Сегодня поутру мы с «Пингвином» переоборудовали наше укрытие под вариант люкс: отделка стен деревом и толстая подстилка из сена. Маскировка у нас “под цвет дерьма”, ведь мы располагаемся за высоткой, состоящей из легкого сыпучего песка.

О, вот оно! Русские снова открыли сумасшедший огонь из 7,5-см орудий по позициям нашей артиллерии. В таком случае лучше отсидеться в укрытии. Вот, сволочи! Их батарея, похоже, совсем близко.

Начинается восьмая неделя войны. Только бы нам снова скорее двинуться вперед! Эта нынешняя канитель мне совсем не по вкусу. Лучше наступать, чем обороняться. А то начинают донимать всякие глупые мысли, особенно, когда лежишь без дела или стоишь в карауле ночью, уставившись в звездное небо, которое так холодно и надменно взирает на тебя.

Сегодня снова была хорошая погода.

Ну, вот опять. Красные потеряли голову и лупят как сумасшедшие куда придется. Надеюсь, наш передовой наблюдатель быстро вычислит их.

12 августа. Вторник. Вчера весь день шел дождь, и какой! Настоящий затяжной ливень!
Водитель грузовика нашей продслужбы, которому нужно было съездить в тыл за провиантом километров на 20-25, доложил, что на дорогах появились такие глубокие выбоины, что грузовики вязнут по оси. Да уж, погода нам пока не благоприятствует.

Вчера русские весь день, не жалея боеприпасов, устраивали нам огневые налеты.

В ночь с воскресенья на понедельник они предприняли попытку атаковать наши боевые охранения, но были отбиты. При убитом комиссаре мы обнаружили важные бумаги, карты с обозначениями, а также текст приказа о наступлении.

Прошедшая ночь выдалась спокойной. Дважды вместе с «Пингвином» обошел всю нашу передовую. Потом еще ненадолго заснул. Наибольшая опасность поджидает нас в те часы, когда заходит луна и поднимается утренний туман. Именно тогда эти парни и ищут возможности для внезапного набега, ведь все их дневные вылазки неизменно получают достойный отпор. А вот лес и ночь — это их любимая стихия!

Сегодня, слава Богу, дождя не было. Сейчас около 17:00. Русские атаковали 3-й батальон, но их вылазка была отбита. А теперь они полезли на нас, на наше передовое охранение. По невыясненным пока причинам солдаты из охранения отступили к главной линии обороны, несмотря на то, что о скоплениях русских было известно уже давно. Почему?! Окончательно судить об этом можно будет после выяснения всех обстоятельств. Сейчас наша задача — вернуть утраченную территорию. Располагающийся спереди лейтенант Бок уже получил приказ. Лейтенанту Шуберту, что находится рядом, недавно у Кумовской уже приходилось решать похожую задачу, с той лишь существенной разницей, что сейчас день. Сейчас 7-я рота пойдет вперед и отобьет захваченные неприятелем позиции.

Световой день заканчивается. Надеюсь, положение будет выправлено еще до наступления темноты.

13 августа. Среда. Вчера вечером 7-й роте удалось отбить свою прежнюю позицию. Предстоит еще проанализировать то, как повели себя командир взвода лейтенант Бок и Энглер. В любом случае, это удар по престижу 7-й роты. Да и «граф Энглер» лишний раз продемонстрировал, что он, как бы выразиться помягче, … В общем, то, что для меня давно не секрет, теперь, надеюсь, заметят и наверху.
Вся эта история крайне болезненна для нашего командира, майора Хаберхауэра, и я хорошо понимаю этого доброго старого солдата, который командует своим батальоном с величайшей заботливостью и чувством ответственности. Он все же невероятный праведник и неподкупная натура. Даже если он иногда и срывается на нас — все это идет от чистого сердца.

Ночью мне казалось, что что-то должно случиться, но все обошлось. Однако сегодня поутру неприятель все же совершил вылазку на позиции 3-го батальона, а его разведка — на нас.

Из показания пленных нам уже довольно много известно о неприятеле: офицеры большей частью выбиты, также как и комиссары (политруки), солдат кормят плохо, личный состав — едва обученные новобранцы.
Последние несколько ночей луна, которая светит почти также ярко как днем, по несчастью, выходит все позже и позже. Это убывающая луна, а нам бы больше подошла растущая. По опыту знаем, что при полной темноте русские всегда пытаются делать вылазки. Ночами бродим с «Пингвином» взад-вперед по передовой. Надеюсь, что и нынешняя ночь пройдет спокойно.

16 августа. Суббота. Русские снова предприняли попытку атаковать нас. Позавчера утром их 7,5-см снаряд разорвался в каких-то 8 метрах от окопа наблюдателя из группы управления роты.
Из ночи в ночь я постоянно перемещаюсь по передовой, контролирую и веду наблюдение. «Пингвин» всегда со мной: ручные гранаты на ремень и вперед. В результате поспать удается только урывками. В том то и беда, что заснуть я могу только ночью, днем не выходит — получается только дремать.

Уже больше 14 дней как мы в обороне. Уверен, что в ходе дальнейшего развития операции здесь будет образован еще один большой котел, поэтому на нашем участке необходимо сдерживание, а по флангам — стремительное наступление.

Думаю, что в первую очередь будет взят Ленинград. Этот город должен быть взят, это откроет нам Балтийское море.

Мы держали между собой пари, что война окончится к 14 августа, а завтра пойдет уже девятая ее неделя. Сделали новые ставки, теперь на 14 сентября 1941. Интересно, где мы окажемся к этому времени?

Наши позиции день от дня становятся все лучше и прочнее. Уже проглядывает настоящая система окопов. Сегодня вызывал из тыла парикмахеров — мои солдаты нуждались в стрижке.

17 августа. Воскресенье. Сегодня пошла 9-я неделя войны в России, а мы, по-прежнему, на нашем пятачке. В 3:10 ночи русские начали артобстрел. Сейчас 20:00, а они все еще палят. Видимо, им снова подвезли боеприпасы: не экономят, стреляют много и наугад.
По слухам красные сумели прорваться на участке между 32-й и 123-й пехотными дивизиями?! Прохлаждаться тут без дела и держать оборону нам совсем не по нраву. Но что мы можем поделать — так сейчас нужно!

Командир полка подполковник Кеглер осмотрел наши позиции, по моему приказу оборудованные соединительными переходами, и высказал слова похвалы. Генерал-полковник Хёппнер в своем письме в полк обвинил нас в том, что у Ладелево мы якобы оставили наших павших чуть присыпанными землей в одиночных окопах с каской поверх земли. На это наш командир дал ему четкий и развернутый ответ. Это всем нам очень понравилось.

Сегодня жуткая жара, да и гроза, похоже, собирается. Уже довольно темно. Сегодня написал ответы семьям наших погибших. Постоянно снаряжаю разведку, уж слишком открыт у нас фланг.

19 августа. Вторник. Вчерашний день снова принес удушающую жару. Даже с тех, кто просто лежал без движения, пот стекал ручьями. После полудня разразилась гроза, даря свежесть и очищая воздух. Вечером наведался в штаб батальона, чтобы поболтать и узнать какие-нибудь новости. Мои воскресные предположения о прорыве Советов подтвердились. Пять их дивизий прорвали нашу оборону южнее Старой Руссы, но генералу Либу (нашему бывшему командиру полка) наспех сколоченным кулаком из трех полков удалось остановить их прорыв. Что ж, такие «переделки» для Тео не впервой, теперь уж он наверняка получит долгожданный и вполне заслуженный рыцарский крест, а этот сброд будет окружен и уничтожен.
Сейчас на часах 14:20. В 15:00 1-й батальон двумя ротами начнет одно дельце против расположившихся напротив них красных.

По всем оценкам, мы проведем тут еще дней восемь. Я снова в этих вечных обходах нашей передовой. Мои форменные брюки постоянно рвутся. Действую просто — сажаю новую заплатку. Со временем выйдут (смотря сколько война продлится) новые брюки, состоящие сплошь из одних заплаток.

20 августа. Среда. Ночь прошла спокойно, противника слышно не было. Ночи сейчас — темнее не бывает. Совершая вылазку, 1-й батальон натолкнулся на мощное сопротивление неприятеля и к вечеру отступил. Красные изготовились к обороне.
Сегодня утром меня разбудил командир нашего полка! Он навещал батальон и заглянул ко мне. Мы недолго переговорили, и он вручил мне «Почетный список сухопутных сил Германии», в котором упомянуто и мое имя. При этом присутствовал и наш генерал. Я тут же приготовил все для отправки списка домой. Хранить его тут было бы неправильно.

Наши войска уже в 40 км от Ленинграда. Завтра, 21 августа, должно начаться наступление под Великими Луками. Значит, и мы, вероятно, через несколько дней сдвинемся с места.

Погода сегодня — облачно, солнца не видно, безветренно.

Досадно, что солдаты вынуждают меня наказывать их за проступки при несении караульной службы, нередко прибегая к самым суровым мерам из тех, что в моей власти. Удивляюсь, сколь безответственны эти парни, совершенно не думающие о возможных последствиях своих поступков. Одно могу сказать точно: не будь они смелыми и мужественными солдатами, лишь единожды оступившимися — дело пришлось бы передавать в трибунал! Уж, казалось бы, последний дурак должен был уразуметь, на какие вылазки способны русские по ночам, а тут такое безответственное поведение!

23 августа. Суббота. Вчера был в дивизии у 2-го офицера генштаба, в отделе председателя военного трибунала. Наиболее приятным в этом деле была сама поездка на 50 км. В первый раз за такое долгое время проехался в автомобиле. Сидя за рулем открытого авто повышенной проходимости, испытал на себе «завивку-перманент» так называемых российских «дорог».
Ночью снова проверял караулы и поэтому практически не спал. Ночной сон выходит рваным.

Часто вынужден срываться на подчиненных по разным служебным провинностям: то часовые несут службу без должной бдительности, то унтер-офицеры натворят дел. И даже мой офицер из группы управления роты иногда такое наворотит, что волосы дыбом встают. Эти молодые парни еще слишком беспечны, налепят по недомыслию тяп-ляп, а на поверку-то — еще те специалисты.

Наши выступили вчера к югу и западу от Великих Лук, танки отрезают красным пути к отступлению. Мы пока выжидаем — этот сброд погонят как-раз на нас. Перед нашим участком заложено 32 000 дисковых и минометных мин. Надеюсь, что и русских на них подорвется не меньше.
Вчера получил пополнение из одного унтер-офицера и одиннадцати солдат. Совсем юные ребята. Самому младшему 17 лет! С ними надо поделикатнее. Прежде всего, им надо усвоить все характерные черты кампании в России, узнать обо всех каверзах, что применяют красные при ведении боев, обвыкнуться с особенностями ландшафта этого «СССР», изучить обстановку, а уж потом можно и в бой. К тому же придется еще многому научиться и в самом военном деле.

24 августа. Проведя допросы и составив рапорт о происшествии, настроен передавать дело в трибунал в отношении двух солдат из-за серьезных проступков при несении караульной службы. Несмотря на все мои увещевания — снова то же самое. Теперь уж пусть военный трибунал выносит решение. Эти парни невообразимо безответственны — ведь от подобных деятелей зависит жизнь целой роты. Мало что ли примеров, когда русские из-за спавших часовых вырезали целые подразделения!

25 августа. Понедельник. По вчерашнему дню: в качестве особого воскресного занятия пришлось составлять рапорты о нарушениях при несении караульной службы! Двое часовых самовольно покинули свой пост, отошли на 25 м назад к позициям и дремали! А если бы в этом месте появились русские?! Больше никакого снисхождения — за такие безответственные и преступные действия этим парням прямая дорога под трибунал.
После полудня прошел сильный дождь, потом было совещание у командира 7-й роты.

Сегодня в 12:00 силами 7-й роты с приданными ей ударными группами из 1-го и 3-го батальонов совершили небольшую вылазку. Я с частью своей роты выступал с позиций 7-й роты. Атака была успешной и задачу мы выполнили. И снова старая песня: они защищались до последнего. Пришлось даже вытаскивать их из-под полов в избах!

К вечеру, с наступлением сумерек наши ударные группы отходят назад. Возвращаемся в свои норы. Сегодня весь день — кратковременные, но сильные дожди.

28 августа. Четверг. Во вторник ничего примечательного не произошло. Обучал молодое пополнение бросать ручные гранаты. Вечером был в штабе батальона.
Вчера, в среду, ездил в дивизию на заседание военного трибунала по двум нашим солдатам, провинившимся в карауле. Заседание вышло очень длинным. Приговор: ефрейтор Ф. — пять лет каторги, объявлен непригодным к военной службе и понижен в звании, стрелок Х. — полтора года тюрьмы.

И тут вдруг приятное известие — в дивизии будет киносеанс! И хотя дождь лил как из ведра, но настроение было превосходным.

Ночью пытался выехать назад, но безуспешно. Легковушки просто соскальзывали с дороги. Пришлось остаться на ночь у тыловиков 14-й роты. С рассветом тронулся в путь к своей роте. Дорогой пришлось преодолеть целых два брода!

Очень надеемся на то, что нам здесь недолго уже находиться. У Великих Лук ситуация развивается — за вчерашний день русские потеряли 40 000 убитыми и 30 000 пленными.

29 августа. Вот-вот должно начаться совещание у командира. На завтра назначено наступление, и мы оставляем наши позиции. Погода хуже некуда — прохладно и дождливо. Я простудился. Видимо, когда ехал в автомобиле. Озноб и жесточайший понос.

31 августа. Вот что удивительно: что ни воскресенье — у нас обязательно что-нибудь случается. Изначально планировалось, что мы начнем наступление на Погост Волок 30 августа, но теперь перенесли на 31 августа.
Разведка донесла, что русские убрались оттуда, двинувшись на юго-восток. Мы тут же пустились в преследование. В Погост Волоке обнаружили оскверненными могилы наших павших! Эти свиньи опускаются даже до осквернения могил простых солдат.

Добрались до Руново и выставили боевое охранение на ночь.

________
PS: из дневника видно, что настроение в августе у Штеглиха иное, чем было месяц назад, но он ещё надеется на быстрое окончание войны. И называет эту дату 14 сентября 1941 года. Немцы уже так не продвигаются свободно, как в июне и июле. Вынуждены вести оборонительные бои. Красные, как пишет немецкий офицер, атакуют немцев практически каждый день, а точней ночью. Немец отмечает интересную деталь, во всяком случае она мне показалась таковой. Советские солдаты не экономят на боеприпасах и защищаются до последнего. У Штеглиха проскальзывает досада по поводу последнего факта, ведь гибнут его люди, да и сложившаяся ситуация его постоянно держит в напряжении...

Продолжение следует...




Tags: XX век, войны, история, книги, память, судьбы
Subscribe

Posts from This Journal “войны” Tag

promo tvsher january 2, 14:51 48
Buy for 10 tokens
Моему журналу пять лет. Маленький, но таки юбилей)) За эти годы ведение журнала вошло в привычку. День, когда не вышло ни одного поста.. ну не то, чтобы потерян, просто как-то получался незавершённным что ли. Так что и в этом году будут выходить посты, а вы, мои друзья и читатели, смотреть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments