August 27th, 2019

Утреннее...


Художник Дмитрий Левин

Природа лечит боль украдкой,
Легко касается души.
И неразгаданной загадкой
Ее напев звучит в тиши.
Так потихоньку, незаметно
Вплывает в сердце красота -
То птичьей трелью предрассветной,
То яркой зеленью листа.
Collapse )

Последние дни августа... на грани осени и лета. Неслышно осень подошла и топчется у двери, нерешаясь войти. Природа же начинает примерять осенние наряды... но я не говорю, что зима близко. У нас ещё впереди бабье лето)

Всем мира, счастья и добра!






promo tvsher january 2, 14:51 48
Buy for 10 tokens
Моему журналу пять лет. Маленький, но таки юбилей)) За эти годы ведение журнала вошло в привычку. День, когда не вышло ни одного поста.. ну не то, чтобы потерян, просто как-то получался незавершённным что ли. Так что и в этом году будут выходить посты, а вы, мои друзья и читатели, смотреть…

Про занавес в Оперном и не только...



Странный, правда? Мне не нравится, но считается шедевром. Это увеличенная репродукция картины «Улица в провинции» кисти классика русского авангарда Михаила Ларионова. Написана в 1910ом и хранится в Екатеринбургском музее изобразительных искусств.

Автором нового занавеса стала главный художник Большого театра Альона Пикалова. Радует зрителя он с марта 2019го.

Почему выбрали такой сюжет? Возможно потому, что именно на этой сцене была провозглашена советская власть в Екатеринбурге. Вот как вспоминает события тех дней В.П. Аничков в книге «Екатеринбург – Владивосток. 1917-1922»:
[Spoiler (click to open)]
«…Театр был настолько переполнен, что мы с большим трудом пробрались на сцену.

Перед нашими глазами представилась никогда ещё не виданная картина... Театр был переполнен народом так, что становилось страшно. Казалось, не миновать катастрофы. Это было почти сплошное море солдатских шинелей с небольшими крапинками женского элемента и штатских граждан. Шум стоял невообразимый, все что-то кричали, и из общего гула многотысячной толпы явственно долетали слова: "Арестовать, арестовать, арестовать..."

Особенно запомнилась мне мощная фигура очень тучного лысого солдата, чей бас покрывал весь хор. И, как бы в пандан к нему, на барьере одной из лож бенуара стоял тоненький, маленького роста человек, судя по бритому лицу - актёр (что потом и выяснилось). Невероятно визгливым тенором, жестикулируя руками, с какой-то особой злобой и упоеньем он выкрикивал всё те же слова: "Арестовать, арестовать..."»


А возможно это намёк на Козловского Ивана Семёновича в юности...
[Spoiler (click to open)]
Козловский — уроженец деревни Марьяновки Киевской губернии. В 1917 году Иван поступил учиться в Киевский музыкально-драматический институт. Окончив его в 1920 году, пошёл добровольцем в Красную Армию и служил в Полтаве в инженерной части. Командование части, заметив его талант, разрешило ему выступать в здешнем музыкально-драматическом театре, и вечером молодой красноармеец верхом на коне спешит на спектакль…

Иван Козловский проработал в Свердловске два полных сезона (1924–1926), а потом уехал в Москву, куда его пригласили солистом в труппу Большого театра СССР.

Дебютировал Козловский на сцене нашего театра в опере «Евгений Онегин», в роле Ленского. В последствии он с успехом пел партии как лирического, так и драматического тенора, с удовольствием выступал в опереттах. Из его лучших созданий в Свердловске — партии в операх Рихарда Вагнера: Лоэнгрин в «Лоэнгрине» и Вальтер в «Тангейзере».




А возможно, просто хотели показать связь нового и старого. Ведь на этой сцене с успехом идут как классические постановки, так и авангардные... Но вот у меня возникают определённые стойкие ассоциации, о них я выше написала)