April 11th, 2019

Утреннее...


Arantza Sestayo

Есть пожалуй две самые страшные и одновременно успокаивающие вещи в жизни :
- никто не идеален
- никто не знает как правильно...
Ну... точней они думают, что знают как правильно и пытаются убедить в этом других.. или всё же себя?

Всем мира, счастья и добра!






promo tvsher january 2, 14:51 48
Buy for 10 tokens
Моему журналу пять лет. Маленький, но таки юбилей)) За эти годы ведение журнала вошло в привычку. День, когда не вышло ни одного поста.. ну не то, чтобы потерян, просто как-то получался незавершённным что ли. Так что и в этом году будут выходить посты, а вы, мои друзья и читатели, смотреть…
lady night

Униформа Альянса: я тебя слепила из того, что было...

Только ленивый не прошелся по странной, если не сказать больше, форме армий Союза свободных планет.
Вот тут комментарии такие:
«Блин, не могу без разъярения видеть форму "юнионистов". Совершенно дурацкая: словно они из бани на пожар выбежали - накинув куртки, но оставшись в подштанниках»
И наглядная иллюстрация:
"а у меня такая вот неизменная ассоциация":


Ну что ж, верные ассоциации, что ж тут можно сказать:



С точки зрения дизайнера одежды - сплошной атас.
Белые широкие штаны-шаровары.
Куртка - то ли спортивная "олимпийка", то ли некий полуфренч.
Непонятные беретики.
Какие-то бантики и шейные платки, "украшающие" все это безобразие.
В чем тут удобство и практичность?

В армиях всего мира недаром такое пристальное внимание уделялось именно внешнему виду униформы. Она, униформа, должна быть не только удобна в бою, но - особенно в парадном ее исполнении - внушать уважение и восхищение в адрес тех, кто ее носит. Чем красивее форма, тем выше положение офицера в обществе. Недаром в феодальных обществах (допустим, 200 лет назад или раньше) офицерская форма была такой красивой - ведь носили ее дворяне, у них и требования к одежде априори другие будут, да и уродовать себя они не позволят.

В Альянсе, как мы видим, статус армии вовсе не высок.
Или же таковы их представления о прекрасном, что выглядит еще прискорбнее.