May 7th, 2018

Утреннее...

Закончились выходные и снова наступил понедельник, не любимый многими...

Пройдут века. И наша суета,
Казавшаяся в жизни самым важным,
Сотрется жалкой строчкою с листа,
Который был и без того бумажным!...


Монах Варнава (Санин)



Я же продолжаю радоваться каждой новой травке и цветочку... первые цветы я вам уже показала, теперь очередь за мятой.. можно уже на чай листочки рвать))

Мира и добра! Ну и песню вам в ленту, для настроения..)



Двое

У меня выросли грибы...

Просто так! Для настроения

Меровинги: Хлодвиг I

Воскресные котики




promo tvsher январь 2, 14:51 48
Buy for 10 tokens
Моему журналу пять лет. Маленький, но таки юбилей)) За эти годы ведение журнала вошло в привычку. День, когда не вышло ни одного поста.. ну не то, чтобы потерян, просто как-то получался незавершённным что ли. Так что и в этом году будут выходить посты, а вы, мои друзья и читатели, смотреть…

Просто фото...

1896 год. Луиза Гессен-Кассельская (1817-1898) с внучкой Маргарет Датской (1895-1992), дочерью принца Вальдемара Датского, и правнучкой Ольгой Николаевной (1895-1918), дочерью её внука Николая II.



Маргерет прожила долгую жизнь. Вышла замуж за принца Рене Бурбон-Пармского, у неё было три сына и дочь, которая была супругой короля Румынии Михая I. Маргерет была первой датской принцессой, которая исповедовала римско-католическую религию, поскольку у её родителей, принца Вальдемара Датского (младшего сына короля Дании Кристиана IX и Луизы Гессен-Кассельской) и принцессы Марии Орлеанской, была договорённость, что сыновья, рождённые от этого брака, будут исповедовать лютеранскую религию, а дочери — католицизм.

Умерла Маргерет в возрасте 97 лет.

А Ольга навсегда осталась молодой...




lady night

Оберштайн и Чарторыйский - бывают странные сближенья...

Это мой дебют с записью в сообщество. Поэтому не судите строго, ежели чего.
Как старожилы здешние знают, я в "теме" первой четверти 19 века и эпохи правления Александра I. Поэтому, смотря LoGH, я стала находить кое-какие параллели персонажей с историческими личностями той эпохи, что, впрочем, неудивительно.
И вот, когда Оберштайн впервые сказал Лоэнграмму: "Свергните Гольденбаумов!" - я чуть было не воскликнула: "Да это ж он!"

Кто он? Князь Адам-Ежи Чарторыйский, довоольно известный персонаж истории России и Польши начала 19 века.

Что о нем известно? Представитель известнейшей магнатской семьи Польши, имел все шансы стать тамошним королем, если бы не раздел его страны (короли, как известно, у них выборные). Очень просвещен. В России оказался как заложник российской короны, после событий 1794-го года. Если его семья вздумает разжечь бунт, то с ним и его братом поступят по всей строгости военного времени. Конечно, заложников держали сообразно их богатству и знатности. Юный наследник престола Александр Павлович сблизился с князем Адамом. Да и не только наследник, но и его не менее юная жена Елизавета. Словом, историю жизни, чтобы мне не пересказывать, можно прочесть вот здесь: https://history.wikireading.ru/131688

Если исходить из того, что юный Александр - это Лоэнграмм, жаждущий изменить мир и потягаться с якобинцами (читай, с Альянсом/республиканцами из канона). С Лоэнграммом вообще все сложно, так как в нем есть параллели с главным героем моего "Девятого Всадника", графом Кристофом Ливеном.

Первое, что бросается в глаза - и к Паулю, и к Адаму окружающие относились как к "подлой бестии", причем не заслуженно. Очень похожа ненависть к империи Гольденбаумов - для Чарторыйского ненависть к России была данностью. Ну что поделаешь, если твою страну разорили, а твою семью лишили всего?
Основные ключевые характеристики Оберштайна совпадают с тем, что пишут про Адама. Спокойствие и холодность. И опять же, недоброжелатели считывают это как надменность, гонор, жестокость.
Адама никто не любил. Даже Негласный комитет, не говоря уже о кордегардии и, особенно, о "генеральском триумвирате" (Волконский-Ливен-Долгоруков). Из этого триумвирата Долгоруков особенно разоряется, полагая Чарторыйского предателем. С Волконским и Ливеном, как с более умными, все сложнее.
Возможно еще предположить, что Оберштайну можно подобрать прототип в лице известного Аракчеева. Но там хитро, ибо Аракчеев от старой Империи никогда не страдал, "в случай" попал при прежнем императоре, а к АП приблизился исключительно волею судеб. Я молчу про светскость и образованность. Все это имеется у Оберштайна, Аракчеев же открыто ненавидит "умненьких".
Чарторыйский взял власть, которую брать не хотел. Но пришлось. Влияние его на Александра - это сложная вещь, так как давить на государя было невозможно, он очень это ненавидел и всегда припоминал, когда его вынуждали. В этом плане, Адам проигрывает Оберштайну в тонкости, так как относился к типажу людей, который я называю "огонь подо льдом". Они не могут не давить. Цель Адама была восстановление Польши. Александр не хотел этим заниматься. И впоследствии не всегда следовал политике Адама, который, получив в качестве главы МИДа все козыри в руки, стал добиваться своей цели. И когда умный император осознал это, то стал доводить Адама до белого каления, поступая по-своему, но при этом никуда Адама от себя не девая.
Другое главное отличие - Оберштайн бесконечно одинок, а за Адамом стоит его Familia, семья. И, по сути, вся Польша.