Татьяна (tvsher) wrote,
Татьяна
tvsher

Categories:

Из книги Гелия Рябова "Сошествие во ад. Посмертная судьба Царской Семьи; факты, домыслы, спекуляции"

предыдущая часть




Стюардесса объявляет: «Через несколько минут наш самолет совершит посадку…»

И — вот он, город Екатеринбург-Свердловск. «Цареубийск», как называет его следователь Владимир Николаевич Соловьев.

Слева небо высокое и голубое. Справа и над нами — чернее сажи. Молнии разрезают эту сажу короткими вспышками, ужасающе грохочет гром, и обильный дождь обрушивается на нас…

Через час Соловьев расскажет нам (уже в гостинице) о том, что порывы ветра едва не выбили стекла в городском морге — в тот момент, когда Останки Романовых и Их людей укладывали в гробы-ковчежцы.

— Я положил Императрице и Государю серебряные тельные кресты… — Соловьев печально улыбается.

И все бы хорошо… Но ведь — ковчежцы… Это понятие соотносится — прежде всего — с мощами. Но для того, чтобы все было воистину, требуются определенные священнодействия Церкви. А их нет.

Тогда почему, откуда возникли эти весьма укороченные (едва ли один метр) гробики?

Здесь два момента. Первый заключается в том, что власть пожелала «как можно скромнее» похоронить Романовых и Их людей. Пышные похороны, по статусу, могли бы «обострить отношения в обществе». Пышные концерты на Красной площади, праздники, фейерверки и роскошные приемы в полунищей стране не могут, а вот похороны последнего российского Государя, бессудно убитого безбожной властью, — «могли бы».

Но таково мнение Патриархии, и это мнение — к сожалению — разделила власть предержащая.

Второй момент — отчасти некое продолжение первого. Во исполнение замысла о скромности решено было хоронить не в склепе, сделанном по приказу Государя в главном нефе Петропавловского собора, а в Екатерининском приделе.

Ирония истории… Убили Семью и людей в комнате размером тридцать квадратных метров. А хоронить решили в «комнате» размером тридцать пять квадратных метров. В эту «комнату» гробы нормального размера не поместятся. Тесно было убиваемым в последние мгновения, тесновато будет убиенным после погребения. Воздуху мало…

В Екатеринбург приехал Дмитрий Романов. Я не знаю, чей он правнук, но это неважно. Один из Романовых все же приехал на место цареубийства, и это заслуживает величайшего уважения и сочувствия.

Пятнадцатого июля 1998 года. Я стою на ровном месте напротив церкви Вознесения. Некогда здесь находился Дом Особого назначения, Ипатьевский дом… Сейчас — молебная площадка, часовня. При мне устанавливают чугунный крест на гранитном основании. Надпись: «Поклонись, Россия…»

И вот — храм. Он восстановлен. Его кресты и купола видели в свои последние дни Романовы: иногда в жару замазанные известкой окна дозволялось приоткрывать.

Алтарная стена, иконостас — все сделано очень и очень пристойно, с любовью и мастерством. Главное: на солее девять черных постаментов. Гробов-ковчежцев нет, но перехватывает дыхание и душат слезы. Но ведь так и должно быть? Я не сомневаюсь в этом и слез не стыжусь.

Шестнадцатого июля 1998 года. […] Скоро отправляться нам всем в аэро-порт: Останки отбывают в Санкт-Петербург…

Подъезжаем к храму по боковой улице. Внизу, на проспекте Карла Либкнехта — тысячи людей. Они здесь с самого утра, в 7.00 всех горожан допустили к Останкам, попрощаться. И теперь люди не расходятся, ждут окончания предпоследнего акта Трагедии. Милиция, охрана, должностные лица… Мы входим в церковь Вознесения Христова; здесь людно, видны монахини, монахи, какие-то люди стоят плотной толпой у солеи; я позади, видно плохо, но успеваю рассмотреть гроб Государя со штандартом на крышке и кавалерийской обнаженной шпагой. Такой же гроб, тоже со штандартом — Государыни Императрицы.

Служат литию (панихиду служили с утра). И вот — главное: распев «Во блаженном успении…» Жду, затаив дыхание. Знаю: Святейший распорядился категорически: не оглашать имен. Не оглашать! Но я все еще надеюсь на чудо.

Чуда не происходит. «Во блаженном успении ве-е-чный покой подаждь, Господи, убиенным рабам Твоим… имена же их Ты веси…»

Вот и всё. Стоят гробы с Останками Мучеников. На заднем скосе каждой крышки табличка с именем, датами…

Ну и что? Это все написала власть светская. А мы, как известно, сами по себе. И мы «не верим», что Останки — «подлинные». Не верим, потому что… «чуда» нет, еще чего-то… […]

Мимо гробов с Останками медленно движется вереница людей. Я вижу совсем юных девушек, я слышу, как они произносят, давясь рыданиями: «Простите нас…», «Простите…» Упал на колени и прикоснулся лбом к полу молодой человек: «Мы виноваты, простите нас…»

Люди плачут, они все понимают сейчас, эти люди, к ним пришло прозрение и очищение, наконец-то, и слава Господу…

Я с грустью думаю о том, что не пришлось — в последний раз — увидеть и прикоснуться к Останкам Мучеников. Слишком поздно сел самолет.

Мы едем в аэропорт. Здесь гробы погрузят в ИЛ-76.

Достойная церемония прощания. Почетный караул, странная, никогда прежде не слышанная мною музыка: трубы, флейты, бесконечный мелодический повтор, он рвет душу и заставляет сжиматься сердце. Это Военно-траурный марш 1908 года. Губернатор Россель говорит, что в Петербург не поедет. Незачем. Что ж… Я почему-то не сужу его. Я даже… сопереживаю ему. Что бы он ни говорил прежде и что бы ни сделал, — сейчас момент Истины. Россель не был врагом Останков, он не был Их противником, он все сделал для того, чтобы финал состоялся. Он часто ошибался, часто делал не то, что следовало делать, но не по злу, не по глупости, а только по одной лишь дурной традиции. Так получилось, и Бог ему судья.

Продолжение следует...





Tags: XX век, Екатеринбург, Романовы, Урал, история, книги, судьбы
Subscribe

Posts from This Journal “книги” Tag

promo tvsher january 2, 14:51 48
Buy for 10 tokens
Моему журналу пять лет. Маленький, но таки юбилей)) За эти годы ведение журнала вошло в привычку. День, когда не вышло ни одного поста.. ну не то, чтобы потерян, просто как-то получался незавершённным что ли. Так что и в этом году будут выходить посты, а вы, мои друзья и читатели, смотреть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments