Татьяна (tvsher) wrote,
Татьяна
tvsher

Categories:

Из книги Гелия Рябова "Сошествие во ад. Посмертная судьба Царской Семьи; факты, домыслы, спекуляции"

предыдущая часть



Тысяча девятьсот девяносто третий год. Возбуждено уголовное дело по факту обнаружения Останков. Назначена, «наряжена» Государственная комиссия по идентификации Останков. Мне звонит следователь Владимир Николаевич Соловьев, огорченно говорит, что ему не удалось «продвинуть» меня в комиссию. Прошел Авдонин, Э. Радзинский, еще кто-то, а вот аз грешный — увы.

Как могу, утешаю и Соловьева, и себя. Хотя в общем-то мне не обидно. Я отношусь к власти и к ее назначениям без всякого пиетета. Но я понимаю: Соловьеву со мною легче общаться, нежели с Авдониным. Мы люди одной профессии.

И еще: мои высказывания по адресу власти, мои выступления с упреками и почти прозрачными обвинениями по поводу Б. Н. Ельцина, мое кино о Колчаке и об убийстве Семьи, — его видел Предтелерадио коммунист, член комиссии Брагин, кто-то из окружения Ельцина… Понятно, с их точки зрения, мне просто незачем «заседать» в Белом доме, ничего, кроме дополнительной головной боли не возникнет. Ведь работа комиссии изначально и полностью предопределена жесткими рамками руководящих указаний. Ну, например: можете ли вы объяснить, почему следователь даже не поставил перед собою задачи расследовать роль тех, кто вдохновил, организовал и совершил убийство? Да, формально все верно: предполагаемые обвиняемые давно исчезли с лица земли, и Закон запрещает возбуждать в таких случаях против них уголовное дело. Но разве не могла Комиссия — в виду исключительного характера обстоятельств гибели Семьи и ее людей — обратиться в Конституционный суд или в Верховный — с просьбой и предложением признать это убийство преступлением против человечества (человечности)!И тогда срока давности нет!..

Но следователю дали понять, что все это без надобности… Ведь президент, победив в 1991-м, в 93-м не призвал к ответу коммунистов и прочих, не издал соответствующих законов, все спустил на тормозах. И это понятно. Ибо власть предержащая с 1991 года играет, образно говоря, в одной футбольной команде с коммунистами. Только власть — правая часть этой команды, а коммунисты — левая. Хоть бы вспомнили: прежде чем объединяться в «одну семью», прежде чем вопить о «мире и согласии», — надобно сначала «разъединиться», как их же великий Ленин им же и заповедал. Сначала всем сестрам по серьгам, а уж потом — ради Бога…

Один раз мне все же довелось побывать на Комиссии. Типическое заседание какого-нибудь совисполкома, разве что квартиры не распределяют. Эксперт Никитин представил удивительную работу: ошеломляюще достоверно сделанные головы Убиенных, реконструированные по методу Герасимова по сохранившимся черепам. Шумок, разговоры. И, в сущности, — ноль внимания. Кто-то из руководства просит предкомиссии Ярова наградить группу экспертов за хорошо проделанную работу. Всё как всегда…

Заходит разговор о месте погребения. Уже все решено: Екатерининский придел Петропавловского собора. Показываются таблицы, картинки…

Спрашиваю: «А почему не склеп, который приказал подготовить для себя и членов Семьи Государь в 1907 году, в Главном нефе собора, напротив могилы Петра I?».

— А… куда слуг? Надо же всех вместе?

— Склеп можно расширить. И даже оставить место для двух не найденных пока тел.

Яров обрывает: «Хватит!»

В тот момент я еще не понимаю, что решение захоронить как бы и в соборе, но в то же время и не совсем, — оно принципиально, это решение. Оно «снижает» уровень похорон и, стало быть, должно снизить уровень «раздражения в обществе»…

Весною 1998 года состоялось решение Государственной комиссии по идентификации Останков (под председательством Б. Е. Немцова; Ю. Ф. Яров был первым председателем Комиссии и свое дело до конца не довел). Оно заключалось в следующем: Останки признать подлинными. Захоронить их в восьмидесятую годовщину убийства, 17 июля 1998 года в Петропавловской крепости.

…И вот первые «общественные» слушания — заседание в Гербовом зале Государственной Думы. Встреча членов Комиссии с «православной общественностью». Долгий, совершенно бесплодный разговор, попытки следователя и членов Комиссии «образумить» оппонентов обречены изначально. Оппоненты: член Думы Д. Рагозин, профессор Попов (он проводил экспертизу зубов и остался в убеждении, что «не все чисто», почему — попробуй догадайся), историк Беляев (он принадлежит к числу официальных историографов Патриархии). И великое множество других, имена коих Господи веси. Все они выступают яростно, непримиримо, бескомпромиссно. Позже, по ТВ, скульптор Клыков (на этой встрече он молчал) скажет на крупном плане: «Для нас это не те останки!» Злые выкрики, враждебность, гнев…

Математически неопровержимые результаты экспертизы?

Да зачем они нужны, если и так всем заранее все уже известно? И уже выработаны «концепции», которым не страшны никакие экспертизы…

Постепенно вырисовываются и контуры этих «концепций»:

1. Соколов неопровержимо доказал (!), что все тела уничтожены без остатка. И это означает, что никто, никогда и ни при каких условиях найти «останки» Романовых не мог. Посему — все разговоры о «находке» — провокация.

2. Спустя несколько лет, где-то в году 1922-м, ГПУ «остроумно» расстреляло девять человек и положило под шпалы в Поросенковом логу — так, на всякий случай. Почему девять? Да потому, что Юровский сказал, что два тела сжег в стороне и закопал то, что осталось.

3. С другой стороны, Романовы остались живы, их отдали кайзеру, а взамен получили паровозы-пароходы, трактора и уменьшение контрибуции по Брестскому миру. С кайзером договорились: союз меча и орала! Тайна для всех! Даже преемники должны молчать!

Что ж… Можно предположить (в этом случае), что Романовы тихо и скромно жили в нацистской Германии, вплоть до прихода советских войск. А потом, видимо, крестьянствовали на просторах родной страны.

Какие добрые большевики! Как все славно и даже мило… А главное — почему бы и невозможно? Ведь настоящие-то трупы, как изо всех сил внушают миру иные представители нашей «православной общественности», не обнаружены. А раз не обнаружены, то, может, и в самом деле никакого убийства и в помине не было?.. И не так уж, стало быть, плохи большевики, как их малюют?..

Да, но члены Священного Синода во главе с патриархом Всея Руси версию об оставленных в живых и обмененных на трактора Романовых не разделяют. Панихиду по убиенной Царской Семье служили 17 июля во всех церквах. Они не хотят только признавать (пытаясь опереться в этом на Соколова) подлинными именно эти, «екатеринбургские кости».

Но хотя позиция («концепция») как будто бы другая, результат сходный. И на недоуменный вопрос: кому, в конце концов, это выгодно? — приходится дать тот же ответ.

Действительно, если Высшая Церковная Власть вопреки всем фактам продолжает упрямо «не верить», что останки принадлежат Романовым и Их людям, это может означать только одно: раздрай в обществе будет не уменьшаться, а увеличиваться. Ибо «мудрая», как нас заверяют, «осторожность» Церкви, не желающей признать Останки подлинными и хоронить их как Останки Царской Семьи, способна порадовать лишь самые темные и косные слои общества, воспитанные в традиционной ненависти к «Николаю Кровавому» и вообще ко всему «царскому». А тем самым — лишь еще сильнее разогреть их агрессивный энтузиазм, их готовность к противостоянию всему остальному обществу в любых, самых крайних формах, на чем, как известно, как раз и жаждут вновь въехать во власть наследники большевистских палачей, до сих пор не отказавшиеся от их идеологии…

Что, разве не так?..

А нам еще говорят о вере. Будто все дело именно и только в ней. Что наука-де наукой, а вера — это нечто другое, и никакая наука ей не указ…

Но при чем здесь вера, когда перед нами чистой воды земная прагматика? […] К тому же и с Митрополитом Виталием, главой Русской Православной Церкви заграницей, придется как-то «определяться». Ведь эта Церковь канонизировала Романовых. И признать подлинность Их Останков — это значит сразу же встать перед необходимостью немедленно выразить какое-то свое отношение и к этой канонизации. Хоронить их просто как Останки Царя и Его Семьи — значит, не признавать их мощами. Определить же дальнейшую судьбу Останков как судьбу мощей — значит, признать и правильность канонизации, совершенной Церковью, которую до сих пор мы так и не признали. Сделать вид (поскольку непризнанную Церковь можно как бы и не замечать), что никакой канонизации тоже как бы и не было? И заново, самим, провести ее?..

Б-р-р-р — мороз по коже…

[…]

Восемьдесят лет мы живем во лжи — слева, справа, сверху и снизу…


Продолжение следует...





Tags: XX век, Романовы, история, книги, судьбы
Subscribe

Posts from This Journal “судьбы” Tag

promo tvsher january 2, 14:51 48
Buy for 10 tokens
Моему журналу пять лет. Маленький, но таки юбилей)) За эти годы ведение журнала вошло в привычку. День, когда не вышло ни одного поста.. ну не то, чтобы потерян, просто как-то получался незавершённным что ли. Так что и в этом году будут выходить посты, а вы, мои друзья и читатели, смотреть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments